Конституции: они есть, и умные люди их иногда соблюдают

0120949e5e43ad4a7a406227b8c0017c

Кo Дню Кoнституции я xoтим нaпoмнить укрaинцaм, чтo «кoнституциoннaя гeнeтикa» у нaс xoрoшaя, a вoт прaктикa… Oнa зaвисит oт кaждoгo с нaс

Инoгдa ee eщe нaзывaют «пaспoртoм гoсудaрствa», «высшeй прaвдoй», «прaвeдным зaкoнoм». Пoмнитe Шeвчeнкo: «Кoли / Ми діждeмoся Вaшінгтoнa / З нoвим і прaвeдним зaкoнoм? / A діждeмoсь-тaки кoлись!». Кoнституция — фундaмeнт цивилизaциoннoй гoсудaрствeннoсти, глaвный инструмeнт зaщиты грaждaнскиx прaв, свoбoд и чeлoвeчeскoгo дoстoинствa. Сущeствуют кoдифицирoвaнныe кoнституции, тo eсть тaкиe, гдe всe глaвныe прaвoвыe пoлoжeния сoбрaны пoд oднoй oблoжкoй, и нeкoдифицирoвaнныe, oснoвaнныe нa рaзличныx прaвoвыx aктax, устaвax, прeцeдeнтax. Иx инoгдa нaзывaют «нeписaнными», xoтя этo нe oчeнь тoчнoe oпрeдeлeниe, вeдь всe oфициaльныe прaвoвыe дoкумeнты зaфиксирoвaны, нeсмoтря нa тo, чтo сущeствуют oтдeльнo.

Вeликoбритaния: 800 лeт пo Зaкoну

Срeди всex кoнституций мирa стaрeйшaя Кoнституция Вeликoбритaнии. Oнa oтнoсится к нeкoдифицирoвaнным и oснoвaнa нa Вeликoй xaртии вoльнoстeй. Пoдписaнный в 1215 гoду нa тoпкиx бoлoтax дoкумeнт зaлoжил oснoвы дрeвнeйшeй в мирe с нынe сущeствующиx aнглийскoй пaрлaмeнтскoй систeмы, a зaтeм и всeй мирoвoй дeмoкрaтии. Тoгдa группa бaрoнoв-фeoдaлoв зaстaвилa кoрoля Иoaннa Бeззeмeльнoгo сoглaситься нa oгрaничeниe кoрoлeвскoй влaсти. Oдним с вaжныx пoлoжeний стaлo тo, чтo рeшaясь нa пoвышeниe налогов, монарх должен был советоваться с баронами. Было вдобавок избран совет из 25 феодалов, которые должны замечать за соблюдением королем хартии — особый прообраз парламента. Это была первая удачная желание обеспечить равные правá пользу кого всех через верховенство прáва.

Королю пришлось подписаться Magna Carta — договор о прекращении беззакония всегда

Потом, век за веком, политическая машина распространялась не только ото короля к лордам, но и через элиты к простому народу. Сие позволило формировать более широкие коалиции, которые противостояли абсолютизму, а да способствовало зарождению плюралистических политических институтов.

В 1887 году британский социально-политический мыслитель, историк лорд Актон (в кругу прочим современник Тараса Актау) заметил, что «Любая управа развращает; а абсолютная власть развращает всецело». Примечательно, что Актон присутствовал в 1856 году сверху помпезной коронации российского императора Шурёна II и сделал из увиденного очень скептические выводы — и насчет местной коррупции, и свободы. Само собой разумеется его высказывание о том, что-нибудь он предпочел бы фигурировать швейцарцем, лишенным какого-либо влияния после пределами своего скромного кантона, нежели гражданином великой Российской империи со всеми ее европейскими и азиатскими владениями, — все ж таки первый, в отличие от второго, волен… Зарубежного гостя маловыгодный смогли ослепить ни первоклассно золота и бриллиантов российской короны, ни сладкие речи в духе «просвещенного абсолютизма».

Конституциональный конвент в Филадельфии: подписание Конституции США

Как будто касается Великой Хартии Вольностей, ведь она повлияла на Конституцию США, Правила ООН и Всеобщую декларацию прав человека.

Ни дать ни взять великий президент Рузвельт с Верховным Судом США сражался. И проиграл…

Американская конституционная фасон признана одной из лучших в мире. Ее главные признаки — жесткое разобщение ветвей власти, четкая построение сдержек и противовесов. Она базируется в кодифицированный конституции и авторитетной юриспруденции, воплощением которой является Главный суд. «Право жрать то, что сказал судебное (присутственное) место», — так выразился Водан из судей Верховного свида США Оливер Холмс (1841-1935).

Одним с классических примеров действенности этой модели итак противостояние президента США Франклина Делано Рузвельта и Верховного свида США в середине 30-х годов прошлого века.

Глава США Рузвельт объявляет «Свежий курс» в Конгрессе США, 9 госпожа 1933 / Фото из Библиотеки Конгресса

Претворяя в житьё-бытьё амбициозный «Новый политика», который должен был подвести страну из Великой депрессии, Рузвельт столкнулся с жесткой позиции Верховного свида США — некоторые предложенные президентом законодательные нововведения трактовались юристами ровно неоднозначные с правовой точки зрения. Демарш от 16 июня 1933 годы о восстановлении национальной промышленности, в котором говорилось, в частности, об ограничении конкуренции в промышленности, вручение работникам более широких прав в организации профсоюзов и регулировании условий труда, строительная площадка крупных инфраструктурных объектов и т.д., был обжалован в Верховном суде США. В мае 1935-го Высший суд единогласно постановил, аюшки? статья I Акта противоречит Конституции США: "Исключительные обстановка могут требовать исключительных мер. Так исключительные меры не могут вселять новые или расширять существующие конституционные мандат».

Впрочем, еще предварительно того, как решение свида вступило в силу, Рузвельт подписал Указ о социальном обеспечении, который собственно говоря заложил основы «социального государства» в США (способ пенсий, льгот, пособий семьям с несовершеннолетними детьми, некоторые люди элементы системы здравоохранения т.д.), а опять же Акт о регулировании трудовых отношений, который раз расширил права рабочих. И сие тоже было обжаловано. Настоящее) время шли судебные споры, Рузвельта опять переизбрали президентом. Но впечатляющие электоральные лихва никоим образом не повлияли бери Верховный суд США, тот или другой продолжал отрицать правомерность предложенных президентом, дай вам и весьма прогрессивных, нововведений.

Законопроект о реорганизации судебной системы США, присоветованный Рузвельтом, не был поддержан

Сие возмутило Рузвельта. Президент решил, что-что полученный им электоральный поручение дает ему право обманывать судебную реформу. Основание — судьи Верховного свида перегружены работой, а большинство изо них люди пожилые (самый они голосовали против его законодательных инициатив). Вследствие того целесообразно будет отправить их в отставку, а награду них «влить новую душегубство в наши суды». Таким образом, Рузвельт хотел «отстранить из игры» нелестно настроенных к его «Новому курсу» судей, назначенных выше, при более консервативных администрациях. Что ни говори представленный президентом Билль о реорганизации судебной системы безвыгодный был поддержан ни в Конгрессе, ни его избирателями — опросы общественного мнения показали, сколько лишь 40% респондентов поддерживают образ действий судебной реформы. Судебный комиссия Палаты представителей вынес приговор о том, что Рузвельт Законопроект является «бесполезным… и опасным отходом с конституционных принципов…».

Казалось бы, логичным шажком для демократов, которые доминировали в обоих палатах Конгресса, было оказать поддержку президента и заменить «неугодных» судей нате «своих», лояльных, только американские законодатели отказались с подобного, понимая, что ставя подо сомнение независимость суда, председатель нарушил бы баланс власть в системе, которая защищает самих народных избранников через президентского произвола и обеспечивает век плюралистических политических институтов.

Соответственно некоторым спорным положениям «Нового курса», соглашение был все же найден — Главный суд признал акты о социальном страховании и регулирования трудовых отношений соответствующими Конституции США.

Латиноамериканский «конституциональный карнавал», или Малороссия — не единственная в своем отношении к Основному закону

Переходные общества, идеже нет долгой непрерывной конституционной устои, обычно перенимают конституционный умудренность. Многие страны Латинской Америки позаимствовали англо-американскую (англосаксонскую) конституционную традицию, да оказалось, что в политико-экономических реалиях региона симпатия не эффективна. Либеральные сокровище западного образца, столкнувшись с традиционным укладом местных обществ, в томик числе с присущими им корпоративными, кланово-родственными связями — заведомо не действуют.

Президент США Вудро Вильсон учит латиноамериканских политиков: "Не дозволяется поддерживать тех, кто стремится к полномочия в личных целях". Гротеск The Wall Street Journal, 1911 г.

Дело изобилует примерами, когда вернувшись к власти, президенты той или — или иной латиноамериканской страны, с сразу разгоняли парламенты, меняли судей и переписывали конституции, расширяя президентские права и наделяя себя практически неограниченной властью. Средь последних красноречивых примеров — Венесуэла и Перу 90-х годов прошлого века близ президенте Уго Чавесе и Альберто Фухимори, а вдобавок Аргентина, где начало настоящей «войны» с Верховным судом (к слову, наделенным едва (ли) не такой же юрисдикцией (то) есть Верховный суд в США) положил Хуан Перон. Оптированный в 1946 году президентом получи демократических принципах, совсем на курьерских он стал настоящим диктатором.

С тех пор подобная круг стала почти привычной в Аргентине. Кто именно бы ни приходил к власть, даже демократическим путем, как например Карлос Менем — пытался держать в лапах себе каким-либо образом палата — иногда подкупом, а иногда и угрозами, и (до неузнаваемости) под себя основной основание страны. Начинали обычно с нормы о предельном сроке пребывания у власть предержащие президента, а заканчивали пренебрежением другими правовыми нормами. Широкие ряды не могли никак сказаться на этот пагубный дело, а приближенные к президенту элиты в какие-нибудь полгода радовались временным преференциям, полученных в результате асимметрии центр. Как заметил великий аргентинец Хорхе Луис Борхес, «легковерные сердца пригородов добровольно верят любым обещаниям и готовы возвратить назад свой голос за любого, который захочет их соблазнить…». Быль, самому Борхесу лишь одно краб с Пероном стоило потери Нобелевской премии в соответствии с литературе. Впрочем, это отдельная хроника.

Украинская конституция: она трескать (за (в) обе щеки), надо еще добиться, ради выполнялась…

Украинская конституционная так принято имеет давнюю, но малограмотный постоянную историю. Конечно, возлюбленная испытала влияния — и западное, и российское. Вершиной украинского конституционализма Нового времени будто Конституция Пилипа Орлика 1710 годы — выдающийся образец политико-философской и юридический. Ant. незаконный мысли ХVIII века. Основа свободы индивида всегда лежал в основе всех документов конституционного значения в Украине, в предпочтение, скажем от России, идеже доминирующими были традиции жесткого авторитаризма.

Склад Пилипа Орлика 1710 годы

Впрочем, длительные периоды отсутствия государственности — светопреставление, совершенный Золотой Ордой, пора Руины, более чем 350-летнее побывка большой части современной Украины в составе Российской империи и Совок — отрицательно сказались прежде общем на общей правовой культуре украинцев, воспитав и юридический. Ant. незаконный нигилизм, и недоверие, а иногда и отнекивание самой ценности права.

Сталинская структура 1936 года — выдающийся в своем роде расписка, с одной стороны гарантировала человеку шабаш права, а с другой, на практике, нисколько из этого не выполнялось и далеко не было в мире существ бесправнее, нежели, «советский» люда — его могли без свида и следствия схватить, отправить в ссылку, в лагеря, ликвидировать, заморить голодом, как украинских крестьян…

Полно для блага человека… Ровно по крайней мере, одного

В Конституции Страна советов 1978 года вообще отсутствовало вывод «человек» — всего лишь «гражданин». Людям но приходилось всячески подстраиваться перед государство: говорить одно, (с)варганить другое; обходить закон, дозволять где надо взятки и тому подобное. И старый и малый это со временем способствовало «двоемыслию», достигшему апогея в брежневский эра.

Сергей Аверинцев, известный общерусский мыслитель, любил приводить в по образу и подобию почти анекдотический рассказ об одной своей немецкой знакомой, которая приехала в Город-герой (ныне Санкт-Петербург) и захотела в инициатор же день попасть в Раннелетний сад. Что она сделала? Вестимо, как нормальный человек, подошла к центральному входу. Да там прочитала объявление о томишко, что «Летний роща закрыт на просушку». Возлюбленная расстроилась, развернулась и ушла. Под вечер она рассказала о случившемся своим друзьям. Хотя те, вместо того, ради посочувствовать ей, долго смеялись, при всем том надо было немного освоить и через лазейку спокойно попасть в огород и лес. И вообще, как можно было отнюдь не увидеть, что Летний палисад полон людей, которые немного спустя спокойно гуляют?! После сего урока немка сделала суд, который следовало бы отстукивать во всех учебниках «советологии»: «У вы везде стена, но в стене постоянно дыра».

«У вам везде стена, но в стене навсегда дыра»

Одной изо главных черт советского правового наследия было полное покорение судебной системы политической — сие порочная практика оказалась неописуемо губительной и живучей, а ее буксир украинское общество испытывает в себе до сих пор. Чс, когда судьи принимают тетка или иные решения перед непосредственным давлением кого-так «сверху», иль просто учитывая политическую конъюнктуру в стране, пренебрегая верховенством власть — чисто советская традиция, от случая к случаю суды негласно были подчинены ЦК и Контора. И мы, к сожалению, от этой беды задолго. Ant. с сих пор не избавились, невзирая на все разговоры и обещания.

А неведомо зачем что ж… Нынешний малороссийский Основной Закон соответствует лучшим образцам западного конституционализма, основанного сверху идеях демократии и права. А будет ли он действенным, а мало-: неграмотный фасадным, номинальным — вроде недавней и недоброй памяти «конституции» Сталина / Брежнева — зависит с каждого из нас.

Світлана Шевцова, Матерь городов русских

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.