«Фруктовый» бенефис Веры Алентовой: mad спектакль в доме

фoтo: Миxaил Гутeрмaн

«Aпeльсины и лимoны» — пeрвoнaчaльнoe нaзвaниe пьeсы, пeрeдeлaннoe Кoуaрдoм кaк-тo в «Сeнную лиxoрaдку», но Евгений Писарев, однако, предпочитают тропические фрукты риниту (согласно медицинской энциклопедии сенная лихорадка представляет собой аллергическую реакцию, сопровождающуюся приступами чиханья и насморком). Однако, в данном случае английской комедии прошлого века пришли бы другие — «Дом, где преобразуется сердца», что после спектакля «Дом, который построил Свифт» выглядело бы логичнее: диптих от Писарева и диптих из Бутусова. Но это просто совпадение. Только в английском доме, где и разворачиваются события, на самом деле все притворяются. Стоп, не все, но это выяснится далее.

С первой сцены искушенный зритель, или любитель пушкинской труппы, мягко говоря, обескуражен: это античный театр им показывают? Позы, не вполне естественные интонации, все на котурнах: и голос, и положение тела в пространстве. Статуарность, красивый в мизансценировании усугублены эффектные декоративные — арт-директор Зорий Марголин элегантно расчертил горизонт зеленым лужком с овцы цвет бежевый. Пастораль, пейзанская идиллия, а в доме известная актриса Джудит Блисс неприлично нервно, хотя все пытаются держать в руках: английский юмор на грани нервного срыва.

Любовь Развратник, что в пьяном угаре

Тискает Молодости нежной груди,

Мнет и царапает, сжимает и кусает…

Боже, почему так расположены люди!?

Стихосложением занимается дочь хозяйки — Сорель, девочка, нервничал, во всех отношениях (Анна Бегунова). Ее брат Саймон балуется написанием пейзажей (Александр дмитриев), а их папенька Дэвид, муж Джудит (Борис Дьяченко), — романа. Одна маменька, Джудит, без работы, так как год назад покинула сцену. Так что ее сценой стал… дом усадьбы, где родственникам играет роль участников необычного спектакля. Но так случается, что у этого представления оказываются невольные зрители — каждый член семьи без предупреждения пригласил гостя, который, как оказалось, кто-то из семьи не может терпеть. Вот вам и комедия положений, готов. А Писарев — большой мастер этого невыносимо трудного легкого жанра.

Надо сказать, что это комедия, он пришел на этот раз особенное — не каскадная, а не летит, как и предыдущая работа, а стильный и атмосферный, что так точно считано с Коуарда, который вырос, как известно, за кулисами (уже 11 лет вышел на сцену) и знавшего цену рабочей притворству. В доме Джудит все немного — но чем дальше, тем больше — делать вид, что подыграть маме-актрисе в организовал его обозначения в бытовых условиях. Нормальный человек с ними сойдет с ума: где правда, а где, простите, наврали? Верят ли слезы или обхохотаться над заламыванием рук? Не все выдерживают это.

Вот эта зыбкость между театром и жизни, тонко и остроумно передают «Апельсин и лимон», который, кстати, появляются на сцене только в финале, а не ящики. Передаются же несформулированную атмосфера, которая особенно чувствуется в том же театре, о котором написан большой роман Моэма. И в этой зыбкости, безумие комедийная сторона, безусловно, имеет драматическую подкладку (актриса без работы — это кошмар). Но вот тут-то и проверяется мастерство режиссера, взявшегося за создание такой, казалось бы простой, но на самом деле тяжелая драма. Только точный, выверенный баланс между комедией и драмой дает отличный результат, особенно ценным вкусом. У Писарева была такая комедия — легкая, с запахом немого фильма, иллюзий, театра, к сожалению, утерян.

Как и все члены благородной семьи работают на Джудит, так весь ансамбль работает на Веру Алентову. А что бенефициантка? Хорошо: стать, голос с демонической деталям, умение носить костюм (стильный работы Виктории Севрюковой) и главное — точно соблюдать баланс между комедией и драмой. Он тонкий с партнерами, и мне даже казалось, что актриса, что, в самом деле, «дирижер» оркестра притворщиков, немного боится стать нарушителем жанр «границы». И не столько для себя презентуют общественности, сколько партнеров, умело притворяющихся для дорогой мама/жена.

Но не все играют в эти опасные игры. Есть один персонаж, у которого, не дай бог, насчитаешь с десяток слов — Клара, костюмерша, которая состоит в доме с прислугой. Что делает Нина Марушина, актриса, которой за 80! Одно движение (на дороге, присобачивает на волосах цветок), одна из систем авансцене или неуместная в высокопарной обстановке, ее реплика «это существо!» — маленький бриллиант в короне бенефициантки.

Пособие, рассчитаны на разовый просмотр, обещает стать репертуарным и кассовым спектаклем Пушкинского театра.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Translate »