Мы не сможем покинуть свою землю. Будем есть плоды нашей земли

Тaк скaзaлa стaрaя жeнщинa, кoтoрaя в Чeрнoбыльский гoд рвaлa укрoп разве пeтрушку нa свoeм oгoрoдe. И этo нe пeссимизм был, a oсoзнaниe истины, изо кoтoрoй нeт выxoдa

В нoчь нa 26 aпрeля 1986 гoдa нa чeтвeртoм энeргoблoкe Чeрнoбыльскoй AЭС прoизoшeл мoщный подъём. Oгрoмнoe рaдиoaктивнoe oблaкo нaкрылo нe тoлькo тeрритoрии сoврeмeннoй Укрaины, Бeлaруси и Рoссии, нo и мнoгиx другиx стрaн – Швeции, Aвстрии, Нoрвeгии, Гeрмaнии, Финляндии, Грeции, Румынии, Слoвeнии, Литвы, Лaтвии. Тaк нaчaлaсь крупнeйшaя тexнoгeннaя кaтaстрoфa XX вeкa, измeнившaя жизни миллиoнoв людeй и измeнившaя (юдоль. С тex пoр прoшлo 34 гoдa. В этoм гoду дaтa нe «круглaя», впрoчeм, тaкиe oпрeдeлeния сущeствуют скoрee в гoлoвax чинoвникoв, чeм тex, ктo пeрeжил пoдoбнoe. Трaгeдия тaкoгo урoвня, тaк жe кaк и чeлoвeчeскaя пaмять, нe знaeт «круглыx» али «нe круглыx» дaт. Этo бoль, кoтoрую нe измeришь ни oдним дoзимeтрoм и нe рaздeлишь нa кaкиe цифры. Тaк жe, кaк и практика. A дaты пoявляются пoзжe, кoгдa умирaeт пoслeдний свидeтeль.

Чeрнoбыльский гoд

Кaким oн был – чeрнoбыльский 1986-й? Чeлoвeчeствo жилo свoeй oбычнoй жизнью: в мирe шли вoйны – гдe-тo oкoлo чeтырнaдцaти, в тoм числe и вoйнa в Aфгaнистaнe; лидeры двуx свeрxдeржaв – СШA и Советский Союз – Рeйгaн и Гoрбaчeв, увeряли кто с кем (друзья другa в искрeнниx нaмeрeнияx  прeoдoлeть нaпряжeннoсть и сoкрaтить ядeрныe бoeприпaсы; в Римe сoстoялaсь прeмьeрa пoслeднeгo фильмa Тaркoвскoгo «Жeртвoпринoшeниe», Пугaчeвa пeлa «Пaрoмщикa». В кoсмoс лeтaли кoсмичeскиe чeлнoки, впeрвыe удaлoсь пoлучить с близкoгo рaсстoяния фoтoгрaфии кoмeты Гaллeя, кoтoрaя впeрвыe следовать 75 лет приблизилась к Земле. В Советский Союз на ХVII съезде КПСС, который-нибудь состоялся в конце февраля – начале владычица 1986 года, утвердили новую редакцию Программы КПСС и цена на строительство коммунизма. Впервинку заговорили о гласности. Все было чинно, однако в воздухе уже «садило» переменами. Из тюрьмы выпустили советского диссидента и правозащитника Анатолия (Натана) Щаранского, обменяв его получи и распишись двух советских разведчиков; Андрею Сахарову разрешили вернуться с ссылки в Москву. Впрочем, кое-какие украинские политзаключенные еще продолжали перепадать в неволе. Но событием безлюдный (=малолюдный) только того года река десятилетия, но и всего ХХ века стала несчастный) случай на Чернобыльской АЭС.

«Принадлежности под контролем»

Молчанка – тоже один из видов лжи. Урывками оно тоже может сразить. На протяжении многих месяцев начальник скрывала от своих граждан истинное условия дел, реальную картину случившегося апрельской ночи 1986 возраст на Чернобыльской АЭС. Хоть бы, вполне вероятно, что и самоё не представляла до конца масштабов катастрофы.

Пожалуй, еще никто не представлял размеров катастрофы

Сие была впечатляющая огромная неправда, мимикрирующая под заботу и защиту. Четвертое сословие тем временем выходила с бодрыми заголовками подобно «Обстановка под контролем».

Первая извещение об аварии на реакторе появилась 26 апреля в 9.30 ото первого секретаря Киевского обкома партии Григория Ревенко. Возлюбленный заявил, что «угрозы исполнение) населения города это невыгодный представляет». Впервые в информационном выпуске Украинское республиканское радиостанция об аварии сообщило в какой-нибудь месяц 28-го, а затем 30-го апреля. 8 мая соответственно Украинскому телевидению выступил майордом здравоохранения УССР Анатолий Романенко, какой-никакой тоже говорил полуправду. Горбачев появился всего-навсего 14 мая. В ходе телевыступления шеф СССР делал вид, как ничего страшного не сотворилось, и не преминул напомнить о часть, что надо дать «сопротивление вымыслам буржуазной пропаганды».

Подле этом уже 30 июня 1986 лета появилось распоряжение КГБ Подмосковия – свое рода темник – о прекращении публикаций об аварии получи ЧАЭС в прессе. Владимир Щербицкий в июне 1989 возраст сообщал в докладной записке ЦК КПСС «О сложившейся обстановке получай атомных электростанциях в Украинской ССР»: «разъяснительно-пропагандистская творение не дает заметных результатов».

В апреле 1988 лета несколько киевлян обратились к властям с просьбой санкционировать. Ant. запретить отметить вторую годовщину аварии нате ЧАЭС. Власть, конечно, отказала. Что-то около двадцати человек собрались в нескольких шагах горисполкома, но их забрала ментовка «за распространение ложных слухов». Как только накануне Первого съезда народных депутатов Советы, 24 мая 1989, патрон СССР решилось на частичное раскрывание чернобыльской информации. Именно тут, через три года позднее аварии, на том съезде и прозвучала первая неприкрашенная ваша правда о Чернобыле. Официальная цензура основания ослабевать.

Человек и Чернобыль

Все-таки, пока тоталитарный монстр корчился в пароксизмах лжи и беспомощности, обычные рядовой состав. Ant. командный состав люди – граждане советской Украины – должны были взять под крылышко о себе при отсутствии какой-никакой-либо четкой и достоверной информации. Ими владела паника и отчаяние. Смерть таилась кругом – в скошенной траве, в зеленых листьях, в яблоке получи дереве, в пойманной рыбе… Лиходей стал невидим. «Солнцепек светит, идет дождь, мелк не стреляет, ни дыма, ни газа… а автор должны становиться беженцам …»; «Точно понять, где мы? Фигли с нами происходит? Здесь… Неотлагательно… Спросить не у кого… ».

Эвакуировались дисциплинированно автобусами

… и своими силами – кто такой чем сможет

Одним изо самых правдивых свидетельств о Чернобыльской катастрофе в ее человеческом измерении стала фолиа будущего Нобелевского лауреата Светланы Алексиевич «Чернобыльская кафизма. Хроника будущего». Сие обжигающие, очень интимные рассказы тех, кто такой пережил катастрофу.

Вспоминает новобрачная пожарного Людмила Игнатенко – та самая, о которой HBO снял мини-многосерийный) выпуск «Чернобыль»: «Самого взрыва я отнюдь не видела. Только пламя. Безвыездно будто светилось, целое поднебесье… Высокое пламя. Сажа. Жар страшный. А его полно нет и нет. Копоть ото того, что битум горел, гнездо на станции битумом была залита. Ходили, вспоминал в будущем, как по смоле. Сверкание сбивали, а он мимо них. Поднимался. Сбрасывали ногами пирографит, а он горел … Поехали они без участия брезентовых костюмов, как были в одних рубашках, в такой мере и уехали. Их не предупредили, их вызвали получи и распишись обычный пожар… В семь часов ми передали, что он в больнице. Я побежала, а округ больницы уже стояла кольцом лягавка, никого не пускали. Лишь только машины скорой помощи заезжали. Милиционеры кричали: аппаратура зашкаливают, не подходите. Никак не я одна, все женщины прибежали, трендец, у кого мужья той в ночь оказались на станции… Увидела я его… Распухнувший все, опухший… Хибарики не видно… Многие люди в белых халатах, медсестры, особенно санитарки с этой больницы через некоторое век заболеют… Умрут… Же никто тогда не знал… сам черт не говорил о радиации… Не более военные ходили в респираторах… Горожане несли черняга из магазинов, открытые кулечки с конфетами… Пирожные лежали держи лотках… Обычная житье-бытье…».

Василий и Люсиша Игнатенко, свадьба

Люсе держи ту пору було токмо 23 года, они с любимым не далее как поженились, ждали ребенка.

Васюра Игнатенко умер в московской больнице 13 мая 1986 возраст, 25-летним. «В больнице последние две дня… Подниму его, а уростиль качается, болтается кость, телесная материя от нее отошла… куски легких, куски печени шли с подачи рот… захлебывался своими внутренностями… Обмотаю руку бинтом и засуну ему в зев, все это из него выгребаю… Сего не расскажешь! Этого никак не напишешь! Этого даже неважный (=маловажный) переживешь… » Похоронили украинского пожарного в Москве в Митинском кладбище. Парадную форму невыгодный смогли надеть – не было сделано целого тела, похоронили на лысую ногу – очень распухли ноги. В целлофановом мешке, в двух гробах – деревянном и цинковом, перед бетонными плитами. Похороны проходили по-под наблюдением КГБ. Родившаяся девчура Наташа – с врожденным пороком сердца и циррозом печени – похоронена поблизости отца.

Могилы ликвидаторов держи Митинском кладбище в Москве

Алексиевич замечает, по какой причине писала не про Чернобыль, а о «мире Чернобыля», о «катастрофе времени». «Следовать одну ночь мы перенеслись в другое расположение истории. Перескочили в другую материальность, и эта реальность оказалась ранее не только нашего навыки, но и нашего воображения. Прервалась привязка времен». Чернобыль оказался каким-так неизвестным и тайным знаком, новым вызовом, какой-либо человечество еще не в силах дешифровать: «Стало ясно: далее коммунистических, национальных и новых религиозных вызовов, средь которых мы живем и выживаем, впереди нас ждут часть вызовы, злее и тотальнее, не менее пока еще скрытые через глаз».

Украинский критик, переводчица Михайлина Коцюбинская также отмечала комплекс, синдром Чернобыля – «ни дать ни взять он отразился на наших душах»: «Постчернобыльский Самоатас – Киев без детей (в моей памяти запечатлелся разэтакий кадр: очищенные от песка и вымытые давно асфальта песочницы в детском саду у мой дома). Бегство от радиации: спасаем детей! Совместность – и эгоизм. Информационная петля. Щемящая незащищенность. Ощущение надругательства над собою».

Интересное свидетельство пирушка позднесоветской эпохи – воспоминания украинской поэтессы Ирины Жиленко:

28.04.86 г. «Вечерний час был роскошный, удивительный. И… равно как удар обухом по голове – страшная слух об аварии в Чернобыле. Подъём реактора, многочисленные жертвы, радиация. Слухи об этом сейчас просачивались, но мы без- знали ничего наверное… В Киеве беспорядок. И только когда запаниковала неметчина, правительство вынуждено было забацать сообщение о том, что в Чернобыле, «с/ аварии» имела уезд «утечка радиации» и «имеются жертвы». Подобно ((тому) как) будто тех жертв – горстка… Людей вывозят с причернобыльских районов. А радиация всё-таки распространяется, и пожар никак погасят. И страсть холодит сердце …» Аппарат терялись в догадках, переживали вслед за детей. А власть – оперативная систематизация Политбюро ЦК КПУ, тем временем приняла разгадывание о проведении в первые дни мая первомайской демонстрации и велогонки Решетка.

На Крещатике "по образу всегда" прошла первомайская манифестация

Даже международную велогонку неважный (=маловажный) отменили

1.05.86 г. «Кажется, сродясь еще не было такого праздничного энтузиазма верноподданных масс, ровно в нынешней Первомай. Боже, глотать ли предел человеческой глупости и цинизму руководство? В Новую Украинку, в больницу привезли 80 детей ((на)столь(ко) рассказывают). Облученных. Выписали всех местных, хоть с инфекционными болезнями, чтобы разло этих бедолаг. А мы подчас-то видели апокалиптическое невзгода в холерной эпидемии… В Киеве гораздо повысилась радиация, появилась риск перекрытия воды…»

3.05.86 г. «Начальство подло и маразматически молчит другими словами бравурно врет. Слухи но доходят ужасающие, не руки чешутся об этом ни вострить лыжи, ни говорить. Говорят, нуждаться пить йод (5 болона. на полстакана воды), считается, не надо ходить с непокрытой головой и сколько) (на брата день ее мыть; без- пить молоко, а пить водку. По слухам, говорят… И это «чу» – единственный родник информации. Правительство делает внешность, что не произошло ни ложки примечательного. И вместо того дай вам объявить траур по погибшим – отмечает 1 мая горласто, (то) есть никогда. В Киеве по во всех отношениях парках гремят духовые оркестры, партийные дядьки, отправив подальше ото беды собственных детей, ясно блестят зубами, а мы вянем душой с незнания ситуации и апокалиптических предчувствий…»

Рина Жиленко, 1970-е гг.

Припадок, паника, колебания, обманчивые успокоения и опять двадцать пять отчаяние на грани безумия. Фонограмма от 7.05.86 г. «Не переставая в Киеве слухи: то – почто реактор приглушили и радиацию загнали в землю; ведь – ничего подобного, а наоборот – радиация растет… Изо школ детей распустили. Детям радуются, глупые… У студентов и выпускников – досрочные экзамены. Получай вокзалах творится ужасное. Верование Петрова, наша соседка соответственно даче, пробовала получить билеты не в пример-то, но не смогла. Механизмы из Киева не выпускали (5-го). 6-го начали оп. Правительство (сдохло бы перед сотого колена!) сообщает успокаивающие данные. В Киеве невозможно снять бабульки со сберегательной книжки. Блистает своим отсутствием наличных. Составляют списки. Я попробовала и оказалась 86-й. Сие стоять 4-5 часов в полной неизвестности, перестань ли денег… Выпивки на гумне — ни снопа абсолютно. За гнусным шмурдяком – километровые очереди. Ввиду ходят слухи, что горючее выводит радиацию. Мы взяты в осаду молчания и насмешливого равнодушия. Ширли-мырли, дохните, господа хохлы, а я будем делать вид, что такое? вы на свадьбе гуляете».

«Вечор на пресс-конференции, отечественный министр энергетики заявил с нажимом и наотрез (такая фашистская, наглая и жестокая мордяка!), почто «атомную энергетику мало-: неграмотный остановить! Она будет прогрессировать». Итак, смертонька нам во всем – не теперь, так в четвертый день недели. Может, я слишком откровенна в своем дневнике, благодаря тому что что времена сейчас еще – угрожающие и жестокие. Но другим образом не могу…»

8.05.86 г. «В Новой Украинке более чем высокая радиация. Какая у нас – невыгодный знаем. Но надежд сверху то, что нас возлюбленная не достанет – нет. В Киеве детей устроено отправляют с 15-го в пионерлагеря… В недавнем прошлом я увидела, как Верина бабушка мама спокойно рвала с огорода черемша и редиску. Я указала ей, яко этого делать не нужно. И она (совсем неграмотная крестьяночка, полуглухая) дала мне дань мудрости, не так мудрости, во вкусе прозорливого понимания нашего положения. Возлюбленная сказала: «Земля отравлена ​​надолго, без- на год-два. В некотором расстоянии и надолго мы с нее никак не уйдем. Никому и нигде автор этих строк не нужны. И сами неважный (=маловажный) сможем покинуть свою землю без срока. Все равно будем упихивать плоды нашей земли, отчего как не будем снедать – умрем». Такое ми сказала старуха, и я поняла, что же это не пессимизм, сие осознание истины, из которой ни слуху выхода, а значит (если налицо денег не состоит выхода), – примирение с ней и приёмка…»

Земля, отравленная на долгое время

1.06.86 г. «Гнев, горечь, безнадёжность, ненависть, безнадежность и страх. Конец сплелось в один змеиный серпантин и не дает дышать. Жлобская, жестокая и тупая владение. Мы даже в этой ситуации нашли поджопник трубить и хвастаться. Героизмом советских людей. Оптимизмом советских людей и т. д. Держи газетных фотографиях – торжествующие, радостные физиономии чернобыльцев, потому что что это же праздник: их земля, и они самочки, уничтожены, осквернены во вежды веков. Ненавижу…»

И в эпилог: «Тихая, неслышная побежка смерти. И мы уже без- дети Божьи, а злой, безнадежный муравейник…»

Смотри такой одинокий непафосный человечественный голос, оставшийся от тех времен, минуя печальных годовщин. После общей сложности остается чей-то прямодушный голос и остается память. В контрапост. Ant. дружественность пафосу. Пафос рано али поздно сдувается, как эфирный шарик. Какой бы ярким спирт ни был. Мы сие знаем.

Светлана Шевцова, Самоатас

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.