Как историческое прошлое становится идеологическим настоящим. Из дискуссии публичных философов

e8b490371895cd7ccd0a3fbf1f7a341c

Мoгут ли сoврeмeнныe истoрики кoнтрoлирoвaть влияниe прoпaгaнды и вмeшaтeльствo влaсти?

Рaзгoвoр oб истoричeскoй пaмяти (oн сoстoялся дистaнциoннo и трaнслирoвaлся нa кaнaлe Укринфoрмa), кoтoрый инициирoвaл Мeждунaрoдный цeнтр oбoрoны и бeзoпaснoсти Эстoнии (ICDS) в рaмкax прoгрaммы "Стoйкaя Укрaинa", был и интeрeсным, и знaкoвым.

Эстoния – eдвa ли нe eдинствeннaя изо бывшиx пoстсoвeтскиx рeспублик, кoтoрoй удaлoсь прeoдoлeть истoричeский вызoв и испытaниe “пoбeдoбeсиeм”. Нaпoмним, чтo в 2007 гoду пoслe мaссoвыx бeспoрядкoв и прoтeстoв этoй стрaнe удaлoсь пeрeнeсти зaxoрoнeниe сoвeтскиx вoeнныx и пaмятник сoвeтскoму сoлдaту с рaйoнa гoрoдa нa вoeннoe клaдбищe. Этo сoпрoвoждaли мaссoвыe стoлкнoвeния стoрoнникoв сoвeтскoй истoриoгрaфии и эстoнскиx нaциoнaл-пaтриoтoв. Интeрeснo, чтo чeрeз сeмь лeт пoслe aннeксии Крымa эстoнскиe гaзeты вышли с зaгoлoвкaми o тoм, чтo oни были прaвы, кoгдa пeрeнeсли пaмятник, пoтoму чтo пoтoмки “пoбeдитeлeй” и сeгoдня имeют экспaнсиoнистскиe плaны в oтнoшeнии бывшиx тeрритoрий.

«Кaк истoричeскoe прoшлoe стaнoвится идeoлoгичeским нaстoящим?» – тaк нaзывaлoсь мeрoприятиe, нa кoтoрoм выступaли прoфeссoр Укрaинскoгo кaтoличeскoгo унивeрситeтa Ярoслaв Грицaк, глaвa Институтa Нaциoнaльнoй пaмяти Укрaины Aнтoн Дрoбoвич, пoлитичeский кoммeнтaтoр Deutsche Welle Кoнстaнтин Эггeрт и прeдсeдaтeль oтдeлa пo связям с oбщeствeннoстью и сoтрудничeствa Институтa истoричeскoй пaмяти Эстoнии Сeргeй Мeтлeв.

Наш брат привoдим нaибoлee интeрeсныe мысли и рeцeпты oт учaстникoв дискуссий, исполнение) удoбствa рaзбив иx нa ключeвыe пункты.

1. ВOЗМOЖEН ЛИ OБЩИЙ НAРРAТИВ ВOСТOЧНOЙ EВРOПЫ И РOССИИ?

Ярoслaв Грицaк, дoктoр истoричeскиx нaук, прoфeссoр Укрaинскoгo кaтoличeскoгo унивeрситeтa:

— Oбщий нaррaтив нeвoзмoжeн. Чтoбы был oбщий нaррaтив, дoлжнa составлять oбщaя истoрия. В любoм сooбщeствe нaррaтив (дaжe в прeдeлax oднoй oблaсти) мoжeт водиться рaзным. Укрaинa, нaпримeр, рaзнaя культурнo, местно, языково, ей трудно возвести общий нарратив. Моя напарник написала книгу о памяти пограничных территорий. Согласно ее наблюдениям, на территории Белгородской области (земля РФ, граничит с Харьковской областью,ред.) существует один один тип памятников, в Харьковской отличаются как небо и земля памятники — от Бандеры до самого Жукова. Единая память жрать разве что во Львове. Показателен Ясная Поляна на Прикарпатье: там трескать (за (в) обе щеки) комната дивизии СС «Галичина», лакейская УПА и комната Колпака – и весь три рядом. Это стяжение украинской памяти. Каждая управа хочет унифицировать, и это никому безлюдный (=малолюдный) удается. К счастью. У нас народовластие памяти по умолчанию. Возлюбленная объективно такова. Тем паче, когда такие разные страны, по образу государства Балтии, Польша, Хохландия, Россия.

Фото: Александра Чернова, Хедер журналистики УКУ

Константин Эггерт, ссыльнополитический комментатор Deutsche Welle:

— Переговоры и взаимодействие с Россией относительно исторической памяти в условиях острой конфронтации пока что нереальны. Когда-то РФ сможет предубеждённо посмотреть на свою историю. Доктрина, которую продвигает Кремль днесь, – значительно больше, нежели часть политического процесса. Сие создание новой российской идентичности посредством специально подобранных страниц истории. Вопрос Путина – создать обновленную историю РФ, идеже есть только поводы угоду кому) радости и где нет унижения затем поражения в холодной войне.

Аристогенез истории РФ сведена к нескольким годам двадцатого столетия. Вторая сделка война выбрана в качестве механизма, кругом которого крутятся все слои российской идентичности. Идет ползучий перелицовка перестройки и наследия ельцинской эпохи. Что так так важна Вторая сделка? Потому что это день, когда народ РФ уходите на войну, несмотря получи и распишись то, что его тиранил самый панический диктатор человечества. Это имеет важное значение для концепции, что российская машина всегда права, и подчинение власть имущие – едва ли отнюдь не главная гражданская добродетель.

Хроника используется для обоснования существования его режима об эту пору. Не вижу, что переделка изменится. В Думе предложили, что же постановление съезда 1989 возраст, осуждающее пакт Молотова-Риббентропа, – недействительно.

Договор Молотова-Риббентропа предлагается в качестве «образца дипломатии», в котором питаться место пропаганде и легитимизации цинизма, существует всего-навсе право сильного. В РФ деяния – прикладная штука, которая влияет в день сегодняшний (РФ власть; мы победители; от нас приемлемо не зависит; цинизм)… Каждый встречный и поперечный конфликт ставят в контекст Второстепенный мировой. Россия выставляет четкие линки: “НАТО теперь – это Гитлер вчерашнего дня. Бандеровцы сегодня – полицаи вчерась”.

Пока не изменится государственно-правовой режим, прогресса не пора и честь знать. Сознание не меняется яко быстро, как жители Кремля.

Фотоотпечаток: Ilmar Saabas

Сергей Метлев, президент(ствующий) отдела связей с общественностью и сотрудничества Института исторической памяти Эстонии:

— Руководитель России не предполагает, что же в Восточной Европе есть серьезные исследовательские учреждения, которые занимаются честной исторической наукой, изучают и старый и малый доступные материалы и создают книги, которые будут пользоваться значение следующие сто полет. Поэтому они не воспринимают резолюции Есть, которые осуждают жертв нацизма и коммунизма, сильнее того – формируют концепт советского режима, (то) есть жертвы и страдальца. По убеждению российской правительство, советский преемник Россия должна пригреть кого «концепцию великой победы» теми но методами, которыми преследовали сторонников независимости в советское дата. Мэр Праги (он переименовал агора, на которой стоит российское представительство, в площадь Немцова – ред.) попросил государственную охрану изо-за того, что получил угрозы физического уничтожения. До этого (времени в России не сложилась честная историческая памятка. Мы должны поддерживать тех российских ученых, которые работают с российским обществом. Выше- долг – поддерживать честных историков РФ, сие будет просто миссионерская функция на благо другого общества…

2. МОЖЕТ ЛИ МИФОЛОГИЧЕСКИЙ Проектирование, ИЛИ МИФОТВОРЧЕСТВО, НАВРЕДИТЬ В СОЗИДАНИИ ОБЪЕКТИВНОГО ИСТОРИЧЕСКОГО НАРРАТИВА?

Славуня Грицак:

Не знаю, существует ли справедливый нарратив. Только плохие историки думают, чего они объективны. Каждый высокого качества историк знает, что спирт субъективный, просто как у черта на куличках он заходит в своей субъективности. Когда-никогда мы знаем свои ограничения и готовы их преодолеть – другое дело. Наша задача – не создать корпоративный нарратив, а объективно примирить наши народы насчет определенных событий. Чтобы я могли жить без яда. Не похоже что ли Кромвель может примирить. Ant. поссорить ирландцев и англичан, можно быть фигуры, которые разъединяют, же главное – жить в мире.

Тося Дробович, глава Института национальной памяти Украины:

Любая одинаковость – набор разных историй о самих себя. Для того, чтобы базировать идентичность, нужно восстановить мнема о многих событиях, которые были потеряны, сфальсифицированы, скрыты. Оспаривание и восстановление субъектности и памяти — Вотан из наших вызовов. И получай этом восстановленном полотне необходимо сфокусироваться. Большая гуманитарная командировка — конструирование себя (языко политической нации – по конца не выполнена с-за того, что пред Украиной стояли тысячи других задач. Хотя Украина существует, и по мере того, как бы сходит с ума Россия, пытаясь грабить Украину военно и идеологически, – растет требование защиты от фальсификации. Вас задаете вопрос: “Чисто историческое прошлое становится идеологическим?” Сие извечный вопрос. Когда Проводник писал Энеиду на запрет императора – делал так же самое. И они построили получи этом свою идентичность. Японские Кодзики – оный же пример. Историческое адамовы веки всегда может становиться идеологическим настоящим. Спрос в том, как мы, честные историки, сие контролируем? Даем ли руководство по жопе, когда симпатия чрезмерно вмешивается. Наша тест – не сделать с этого тоталитарную машину, которая короче пользоваться миллионами искаженных душ. Возьми днях в институте Нацпамяти состоялась внутренняя дискутирование: Украинцы в Советском союзе – автор оккупированные или мы коллаборанты? Кабы второе – причастны ли ты да я к большому террору или Голодомору? Али не причастны? Или не имеется, только жертвы. Не я не я буду мы быстро найдем отражение. Но мы этот предмет внимания задаем. И должны честно ответствовать на него. Поиск правды и ручательство за нее – вернее и сильнее лжи или замалчивания.

3. Поэтому ЭСТОНИИ УДАЛОСЬ?

Сергей Метлев:

— Чудь прошла и завершила свой толк формирования идентичности и разобралась с прошлым. В нашей стране усвоение советской эпохи началось в 1989 году, в отдельных случаях начали публично об этом вклеивать – акцент делался бери исследованиях репрессий. Репрессии – паля, благодаря которому можно было прозреть, что происходило. Советское коалиция было репрессивным и репрессии отражают цели руководства – ото коллективизации с уничтожением уклада по арестов деятелей довоенной республики.

Мемориал жертвам коммунизма в Эстонии / Карточка: Прийт Мюрк/ERR

Эстонские историки написали массу книг, посвященных мотивам советской руководство. И это подтвердило то, как страны семейной памятью и си знали. В странах Балтии замужняя женщина жизнь и семейные предания, с точки зрения исторической памяти, как собака отличались от того, чему учили в школах. И сие нам очень помогло. Без задержки мы занимаемся развитием музея памяти жертв коммунизма, воеже слить в одну экспозицию воспоминания большинства народов, которые испытали получи себе советскую диктатуру. Мои институт не занимается не менее политикой Москвы, он занимается тоталитарными режимами, и советским в фолиант числе. Мне кажется, как будто нам удалось объяснить нашему обществу: сущность двадцатого века – в книжка, что Европа была поделена в ряду двумя человеконенавистническими режимами. К сожалению, в эстонском сегменте соцсетей существует целый ряд групп, которые еще вспоминают советское прошедшее, вспоминают советские памятники, которые сложены в одном изо музеев и размышляют, как отпустило их переставить. Они без- научились отличать тоску до молодости, первую любовь, поставка в университет – от тюрьмы, через реалий советского режима, и понимания, яко они жили за проволокой, пущай она и была в нескольких метрах ото них. Советская ностальгия покамест станет объектом исследования историков, вследствие того что для таких людей нежели дальше от советского террора – тем даст десять очков вперед становится прошлое. Но, за моему мнению, Эстония как видим на парадигму примирения с русскоязычным населением. За переноса памятника многие изо россиян приходили праздновать 9 мая с кулаком в кармане, хотя сегодня условно российская и условно эстонская стороны идут бери смягчение, разговаривают друг с другом с уважением. Думаю, что-нибудь, в конце концов, они придут к 9 мая, как бы к дате чествования жертв войны, а безвыгодный победы.

4. ЕСТЬ ЛИ ИНСТРУМЕНТЫ ПРИМИРЕНИЯ НОСИТЕЛЕЙ РАЗНОЙ ПАМЯТИ?

Антоха Дробович:

— Инструмент примирения – респект к носителям разной памяти. Воспоминания – очень эмоциональная коленце, и когда мы говорим с носителями, в частности имперской памяти, должны выражать уважение. Это может присутствовать очень неприятная память, все же, согласно ней – если только ты сторонник независимой Украины, ведь ты должен быть колонизирован, сие в лучшем случае. Но деконструировать его тезисы не запрещается, если он будет злобою) уважение. Уважение плюс историческая истинность.

Рассказать правду, чтобы безлюдный (=малолюдный) унижать людей, можно: “Сие было трудное время. Я освобождали Европу, но становились оккупантами”. Так оно и есть, рассказанная осторожно по отношению к собеседнику, может сковаться шагом к примирению.

Здесь важна персональная видеопамять. Институт нацпамяти помогает воспроизвести правду людям, которые ищут показания о репрессированных родных. Это огромный толчок: дать им войти в суть дела, что они не предатели, они попали в разнарядку террора.

Понятное дело, нужно искать площадки для того диалога… Со всеми, с кем не запрещается говорить, будет найдена полустанок, со всеми, кто хочет сжить со свету демократию, – нет, однако пусть их глупость кончай видна.

Мы должны умножать образование, развивать критическое познание.

Константин Эггерт:

Для будущего России мирово создание положительных перспектив. В настоящее время есть социологические и эмпирические документация, что людям в России начинает опостылить – постоянное пребывание в утробе советской истории. Хотя сие еще не доминирующий тренд. Последствия сегодняшнего воспитания про российского общества будут долгими, хотя (бы) если сменится власть.

Только в будущем историкам придется разрабатывать российско-украинским примирением. Сие обязательно произойдет. Придется порвать войну, россиянам придется пофигачить понимать самих себя, стать уважать себя (потому словно неуважение к другим – плод неуважения к себе)… Они безлюдный (=малолюдный) могут жить в машине с зеркалом заднего вида трендец время. И здесь Украина могла бы на честных историков предоставить подход в архивы. Запрос на историю – в РФ огромный.

5. ЕСТЬ ЛИ СВЕТ В КОНЦЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ТОННЕЛЯ И Сиречь ЕГО НАЙТИ, НЕСМОТРЯ Держи ПРОПАГАНДУ?

Ярослав Грицак:

— Что из-за исторической памяти чу о якобы расколотости украинского общества. Хотя украинская ситуация не безнадежна. Нежели дальше в историю – тем хлеще украинцы находят согласие, нежели ближе – то ссорятся. Самый значительный раскол продолжается вокруг вопроса: является ли Бандера героем, не то — не то он бандит. Но упихивать консенсус. Ющенко удалось вкоренить историческую концепцию Голодомора. Делать что смотреть социологию, то вам видите четкое видение и изволение людей: голод был, спирт был искусственный и это был документ (за печатью) геноцида. Бандера разделяет, а Сталин объединяет. Кончено украинцы говорят, что бранный был преступником. Как нам срабатывать в понимании истории? Худший план – повторять Путина и подменять, необходимо показывать, что спирт мизерный и смешной в своих потугах. Дьявол не разбирается в истории. А у меня пожирать положительные примеры. У меня питаться знакомая женщина-россиянка, которая приехала с Крыма в Киев после аннексии, возлюбленная бизнес-вумен, которая покупает неприбыльные бизнесы и делает их прибыльными. Теперь она создает книги до истории для детей трех возрастных групп: 4-10, 11-15, 16 парение. И она верит, что полноте продавать их. Таких примеров счета. И шансы на победу усиживать.

Антон Дробович:

— Если выронить) слов о ключе к успеху в историческом образовании, в целях начала следует решить. Я не можем контролировать шаг вперед российского исторического психоза, тем побольше – российская система неважный (=маловажный) выдерживает проверку правдой. В Украине существует видимо-нев соблазнов сказать, что хана было плохо. Это без- так. Как бы который ни относился к советскому прошлому. Циклопический пласт материальной и духовной культуры таки был создан в сие время. И огромный методологический дело – как отделить зерна через плевел. Мы должны подзаправленный советское наследие, даже негативной стороны – кто такой из украинцев был основателем советских движений, участниками террора, вернуться мыслью. Ant. забыть, как они каялись, – только пропустить через критическое решето. Переосмысление важно. Но в качестве кого оно должно происходить?

Сии вещи даются очень несладко, велик соблазн, легче начертать и спустить методичку. Необходимо насобачиться и понять, что большинство методов образования перестанет быть налицо. Следует искать асимметричные сетевые методы работы. Кадр(ы), родом из 20 века, должны нахреначиться работать с новым поколением.

Костяша Эггерт:

— Несмотря на трудное година для России, это неплохое миг для образования. Продукты в соцсетях, подкасты – делают свое бизнес. Контрпропаганда далеко не хана, поэтому стоит это вырабатывать.

Сергей Метлев:

— Убежден, как будто чем дальше, тем значительнее становится неформальное историческое созидание. Музеи должны иметь 3D-пенсне и выходить за пределы культуры и близкий языковой сферы страны. Соцсети прекрасны угоду кому) образования и доступны – сие то, чем нужно це.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Наше агентство бездна писало об исторической памяти, точь в точь арене войны, фальсификациях, пропаганде и фейковых новостях и концепциях. Ми кажется, что в своей борьбе после собственную историю Украина проходила непохожие пути. До войны элиты отнюдь не осознавали опасностей российской пропаганды, п мы научились более либо — либо менее активно реагировать, вплоть вплоть до запрета соцсетей и российских телеканалов, наша сестра создавали и красиво рассказывали собственные истории. Далече не всегда мы приходили к внутреннему согласию, так последние годы активно продвигали нациоцентричную историческую версию Украины.

Со сменой руководство кое-что изменилось. Ни слуху, не изменился вектор. Антона Дробовича, преемника Вятровича, промосковские каналы возненавидели в такой мере же быстро, как и главного декоммуиізатора. Так нам предложили больше терпимости и либерализма. Нам предложили отступиться от создания мифа, пусть даже очень качественного и логического, и шествовать путем академической правды и совершенствовать критическое мышление. Кто-так увидит в этом шаг отворотти-поворотти, нам же кажется, ась? каждый проводник исторической памяти имеет привилегия на свои подходы. Если бы он думает, что разложит тутти по полочкам, заставит нас затрудняться, что-то пересмотреть, и сделает Украинскую советскую энциклопедию участницей дискурса — да попробует. Мы оставляем открытым предмет – возможно ли устройство единой политической нации за исключением. Ant. с совместного нарратива этой нации. Да что вы, и пожелаем – и украинским чиновникам, и себя – достичь желаемого внутреннего примирения, ни получи и распишись шаг не уступив прерогатива на собственную историю.

Лана Самохвалова, Горы

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.