Художник Иван Глазунов: “Стекло — это форма насилия над картиной”

Фoтo: glazunov-academy.ru

Ну, вo-пeрвыx, мы пoзвoнили нa нeскoлькиx зaвoдax, гдe рaбoтaют кaк aнтибликoвыe стeклa для изoбрaжeния, тaк и пулeнeпрoбивaeмыe. Aнтибликoвoe стeклo вooбщe нe oт вaндaлa не спасает, это несколько миллиметров, от удара молотком раскрошится сразу. Используется для сохранения, так старый слой краски, не более того. Пуленепробиваемое стекло, где шире, и сложнее, есть плохие визуальные характеристики, то есть. отнимает массу чисто художественные оттенки у зрителей. Кроме того, подразумевается специальная конструкция каркаса, укрепление, когда ремень изображения, короче говоря, вся эта история. И дорогие, и омерзительно выглядящая, в конце концов.

Но, говоря о стекле, многие пропустить самый важный контраргумент, который выразил Иван Глазунов.

— Иван Ильич, смотрите, художники, студенты отвечают на холсту, в музее, на часы смотрят, как мазок на мазок ответственность, дышат живые ткани холст… Положите это в стекло — кто что увидит?

— Мы должны помнить главное: синий живопись вообще не предусмотрено закрытие стекла. Закрываются, как правило, графики, и слабой поверхности — пастель или акварель, которые могут быть защищены или осыпаться от прикосновения. Редкие иконы вставлена в киот и стекло,—, что, это в традициях. Масло иногда скрывают под стекло, если картинка в плохом уже состоянии, и это небольшие вещи. А попробуй вставь большие полотна — это для мега-проект стекольного завода? Как это осуществить? И главное, повторяю, жизнь будет идти сразу. Они для него НЕ написано.

— Что это исключение можно сделать, как на “Ивана” репинского, на котором они два раза атаковали…

— Или на “Данаю” в Эрмитаже. Но, кто знает, как это заранее предотвратить? Можно усилить охрану, это возможно — а это и так — ввести все эти сирены, когда гудит-свистит, когда кто-то очень близко. Но скрывается в стекло не может. Во всех музеях мира, изображения в открытом доступе висят. Джоконду и спрятал под стекло и в специальный шкаф, но там, возможно, она и дышать боится, потому что на доске написана вещь… Но это исключение. А так большие изображения стекло — это форма насилия. Трудно будет что-то рассмотреть, все бликует, должны быть какие-то точки искать, и как талантливо положен мазок, студент уже не рассмотреть.

— Картина должна еще дышать. Как стекло, при определенных обстоятельствах, может быть враг фотографии даже и с точки зрения химии…

— Я не химик, но, вероятно, ламинирование стекла на хорошем не приводит, в конечном счете. Ну как “Боярыню Морозову” можно стекла защищают? Это что, стекло от небоскребов нужно будет вынуть и вставить картинку? Дико будет выглядеть. Пойти приятного дымка. Все будет под слоем лака.

— Музеи теряют от этого свою сущность?

— Конечно. Ты и рисунок — это очень интимный момент. А стекло — это раздражение. Художник так не задумывал. Он не предполагал, что вы смотрите на это через что-то. Стекло, противоречит замыслу творца! Есть правило: графика в стекле, картина — открыт. Никто не закрывается в западных музеях Тициана и Веронезе стеклами. Если мы боимся нападений на изображение, это говорит о варварстве в обществе, но тогда лучше закрыть музеи так же, и пусть там на фейс-контроль только тех, кто точно не нападет. Вы сидите один на один перед работ, впитывайте его волшебные чары. А если все-Третьяковскую галерею вставить на стекло, это будет дикость. Нет, так, что все это значит, не для этого. Некоторые художники годами, которые специально искали матовость поверхности, — например, Рерих или Нестеров, — искали темперы специальные, их фактура была нужна, бархатистость. Стекло все это убить.

— Об этом тоже забывают. Не только в том, что история в фильме важно, девочка с персиками, не только игра точки зрения, но и работа с поверхностью…

— Рериха в писаниях это есть, когда он просит, особое темперу, который дал плотная, но бархатистую поверхность. Для блеска не было. И вдруг этой Рериха вставить в стекло, — это убьет все то, что он искал.

— Это не эти методы должны работать.

— Не стекла, конечно. Тогда и в театре художники пусть играют через стекло, а то вдруг маньяк на сцену, что-то кинет. Все может быть в нашем неспокойном мире очень много сумасшедших, людей с неустойчивой психикой. Но, вероятно, лучше, чтобы их контролировать ИЗВНЕ, а не портить жизнь всем остальным.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.