Группа Led собирает рекордное количество просмотров клипов в сети

Фoтo: Тoм Hooliganov.

— Рeбятa, я знaю, чтo прeждe, чeм втoрaя группa. Пoчeму вы рeшили сдeлaть нoвый прoeкт, a нe экспeримeнтирoвaть пoд стaрым имeнeм?

— Дeйствитeльнo, с 2003 гoдa у нaс былa команда Дерьмовые КТ. Мы играли в ближневосточном панк-рок в различных вариациях, то есть. взяли жанр, который появился в свое время на западе, и добавил, что на него национальной культурной самобытности, отражение национального мировоззрения. Мы очень активно развивались в этом направлении, выступали не только в Израиле, но и катались с путешествий по всему миру. При этом нам всегда нравилась электронная музыка, и мы ждали момент, когда мы всерьез приступим к ней. Время пришло. Лакмусовой бумажкой стала песня «Kayfuyem» — такой оригинальный кавер на известный в России поп-хитом Арсена Петросова и видео на него. Вышел еще под грифом Дерьмовые КТ., и публика оказалась очень бурной реакции. Это был знак для нас, а потом мы выпустили еще один клип в е-стиль «Habibi Yaeni» — уже, как и дебют за новый проект, идея которого взлетел в воздух. Он взорвал интернет, и наша популярность резко возросла. Тогда уже стало совсем ясно, на что вектору стоит двигаться дальше. И вот мы здесь. Led – это как новый этап эволюции для нас, в электронной музыке и в новом сознании.

— Это панк-рок и вы больше не вернетесь? Дерьмовые КТ. больше нет?

— Мы временно заморозили проект. Посмотрим, что будет дальше. Мы считаем, что, в конце концов, эти две группы просто соединятся в одну. Это будет отражено и в нашем новом видео, где мы помним панк-рок времена, и мы играем на районе. Теперь мы просто работаем на них, надеюсь, есть время для релиза к концерту в Москве, 27. мая в «Мумий Тролль Music Bar».

— А кто из панк-рок-музыкантов вас в начале, впечатлил, вдохновил?

Вдохновение мы находим внутри себя, а на самом деле они слушали не только панк, но и самые различные виды музыки — металл, андеграунд, альтернатива. Это и Rage Against The Machine, Pantera, Korn, Green Day. Есть много талантливых музыкантов, но в основном, мы больше сами создавали панк, чем слушали, только они любят быстро играть и кричать в знак протеста тексты.

— Почему вы вдруг в качестве семпла и основная тема для другой клип на эстрадную мелодию – «Habibi Yaeni»?

— Эта песня очень известная в Израиле и во всем арабском мире. У нас игра на каждом торжества и свадьбы, она очень показательны для ближнего массовой культуры. Чтобы ты знала, это как «Калинка-Малинка» для россиян. Она прошла через время, то это уже было написано на фонограммах. Взяли мы его, как мелодическую основу, в сочетании с электронными звуками, и то, что под нее может и рейвить. Эта вещь трясет. Наш клип на нее получил даже на израильский тв — люди любят, он очень популярен. Кстати, в России тоже это дело любят. На самом деле наша главная стратегия в начале подключение постсоветской культуры, которую передали нам наши родители, с ближнего востока. В Израиле очень много евреев, гостей, и из всех арабских стран, и СССР. В нашей повседневной речи смешиваются, ивритские, арабские и русские жаргонизмы. Эта уникальная культура, которая формируется внутри нас — это настолько большое изменение, которое произошло в результате воздействия наших советских родителей и арабской улицы.

— Давно вы переехали в Израиль?

— Да, когда нам было по 5-6 лет. Это перестроечная волна эмиграции в 1990-е года. Во-первых, здесь не было так много людей из России, а затем все больше и больше. Дома нам прививали одной культуры, – мы говорили по-русски, ели русскую еду, слушали русские песни и смотрели российские телеканалы, на улицах – совсем другой. Она была настолько естественная смесь культур. При этом, когда мы слушали панк и металл, Ян любил ближневосточную музыку. Сначала это казалось странным, потом мы поняли, что он может быть открыт и для тех, кому нравится такое направление, путь к другим жанрам. Еще во времена Дерьмовые КТ. мы взяли национальные свадебные песни и сделал из них панк. Сейчас мы начали работать в электронном виде, потому что рок уже не так важно для слушателей. Электронная музыка – это наша современная рок ‘ н ‘ ролл.

Фото: Саша Prilutsky.

— Говоря о важности, называете свои опусы «ближнего востока рейвом». Однако, время расцвета рейв-культуры считают, 1990-е. В этом случае, вы, ваша музыка не вернуться в прошлое?

— Нет, потому что сейчас слово «рейв» в мире изменил свой смысл. Перед рейвом называли подпольную вечеринку, где незаконно устанавливали саунд-систему и играл хардстайл и драм-н-бэйс. Сегодня рейвом называют любое танцевальное пати, так называют свои тусовки даже попсовые американские ди-джеи. Есть выражение «рейвить под электронную музыку», и независимо от того, в каком стиле вы играете. Поднялась новая волна в электронике – люди работают не только чистый трэп, хардстайл, драм-н-бэйс, они объединяют элементы разных направлений в своих композициях. Это уже не конкретный жанр. Это как раз рейв — все то, что вас трясет.

— Третий клип Adibass, посвященный DIY культуры, фейк-бренды. Он одновременно иронично и резко, срочно. Далее вы планируете двигаться в том же направлении?

— Да. Нравится нам присоединиться релевантности, иронии и иногда даже какую-то ностальгию, потому что те вещи, на которые мы будем обрабатывать в этом клипе, нам, также, напоминают в дни детства. Мы хотели бы создать такой DIY-движение, в котором люди носили фейк-бренды, создал их сами печатали свои логотипы на одежде – каждый свой для себя. Но от официальных брендов, мы, конечно, также не в полной мере отказываются (смеется).

— У вас в группе есть лидер?

— Мы все делаем вместе. Мы одна команда. Иногда Ян написал песню, а мы уже и дальше доделываем его развиваем тему. У Этель – она имеет свою роль, dj Abbas свою. Как правило, мы вместе с Джоном мы создаем базовую, творческую часть, а затем вместе превращаем все это в подробной истории, детализируем его. Так появляются и песни.

— Как вы познакомились с Little Big?

— Мы разогревали их на концерте в Израиле, но и до этого они следовали за ними. Для нас их клипы, музыка всегда была большим вдохновением. В целом, коллаборации – это интересно. В Израиле, например, мы сотрудничаем с этими Bemet, есть еще несколько идей. Но, тем не менее, больше всего мы сосредоточены на себе, на своем творчестве.

— Кроме популярности эклектичной электронной музыки, какие еще тенденции вы видите в современной израильской сцене?

— Здесь очень популярен хип-хоп. Конечно — израильский поп, но это уже коммерческая история. На многую музыку накладывает сильный отпечаток национальной идентичности: художники, которые работают в разных жанрах, люблю музыку с национальными мотивами.

— Как вы видите музыку будущего?

— Как поет «Грибы» в одной из своих песен – «you never know» («вы не знаете» — прим. — авт.). Трудно предвидеть. С сегодняшними темпами развития искусства и технологий, все возможно. Может быть, из соединения различных элементов рождается новый жанр, потому что каждый образ – это результат смешивания больше, уже существовавших до этого ингредиентов. Ну, мы предпочли бы трудно не думать о том, а участвовать в вашем бизнесе, от которого и сами получили большое удовольствие. Наша музыка понравится каждому человеку, который знает, как танцевать. Кроме езды, мы, конечно, еще установить в нее некоторые сообщения этого. Наше главное сообщение для общественности в том, что люди, независимо от национальности, возраста, социального статуса и тому подобное «ярлыков», навешанных на них в обществе, всегда должны мыслить позитивно, уважать и любить друг друга.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Translate »