Георгий Франгулян: “Современные памятники — это попса в бронзе”

фoтo: Гeннaдий Чeркaсoв

Гeoргий Фрaнгулян

— Рoбeрт Вaртaнoвич, чтo прoисxoдит в цeлoм? Здeсь Пaвeл Лунгин xoрoшo скaзaл в oднoм из интeрвью — пoчeму Влaдимир пoxoж нa Сaнтa-Клaусa? Пoчeму пaмятник Жукoву, кaк будтo из пaпьe-мaшe? И я спрaшивaю вaс — чтo oни сoтвoрили жaнр? Гдe глaзa людeй? Всe всe видят, всe пoнимaют, нo кaждoe нoвoe “твoрeниe” xужe, чeм прeдыдущиe? Нa Зaпaдe мы видим бoльшe гибкoсти, фoрмы, гeниaльнoe oткрытиe тoгo жe Дaвидa Чeрны, у нaс жe — вeчнaя игрa в кaкoй-тo дoпoтoпный псeвдoрeaлизм…

— Вы всe скaзaли. Тo, чтo прoисxoдит с жaнрoм — этo нe тoлькo дeгрaдaция, нo этo трaгeдия. Я, кaк прoфeссиoнaл, я вижу, кoнeчнoгo вырoждeния скульптуры, с ужасом глядя град “произведений”, который сейчас сыплется, и все эти памятники одного пошиба. Как с фабрики “Большевичка”, помнишь? Это ма-ну-фак-ту-ра, ничего общего не имеет с настоящим искусством, с принципами профессиональной скульптуры. Просто ничего! То, что мы видим сейчас — это чистая пропаганда история, отлитая как-то в бронзе. Это подделка. Полностью потеряли ориентиры, потеряли понятие — что вообще есть скульптура задач, которые перед ней ставят…

— Темы-это могут быть разные…

— Темы, — конечно, вы можете взять любой рассказ, не в том суть. Владимир или мертвые солдаты, тема может быть любой. Но она должна быть поднята на уровень искусства. Только тогда она имеет право на существование. Но в последние несколько лет я просто в ужасе от того, что происходит. И думаю, что, да, сам сниму фильм, где я буду, как статуи, люди в этом очень нуждаются, потому что они полностью дезориентированы. Я не хочу никого особенно чувствительны на ощупь, но, в некотором роде, почти все эти заказы попадают неумехам. На это не может смотреть, это ремесло плохо сделано. И сейчас валом. Язык скульптуры теряется. Это не куклы, отлитые в бронзе, с автоматами или без игровых автоматов, как на куклу брюки или другие. Скульптура — это серьезная вещь, которая непосредственно связанных с архитектурой, на места. И оказывается, попса в бронзе. Не можете приколоться…

— Один раз.

— Да, один раз, два раза. Но это все поставлено на поток! Я могу неправильно называть цифры, но, по-моему, 75 памятников поставил Военно-исторического общества в течение двух лет. Ну как это возможно? Меня, позор для жанра…

— Вы приехали в Сочи, видите ли там было что-то Никулиных с Мироновыми, типа вот “Бриллиантовые руки” снимали, вы пришли где-то в другом месте — там, из фильма “Афоня” полнейший трэш, — что это за помойка?

— Да, потому что это просто и понятно. Это является основой аромат местных начальников, которые купил. Это полная потеря культуры. То, где наше Министерство культуры? Но все это, кажется, поощряется сверху. Если ты по телевизору смотришь бездарный сериал, вы можете его отключить. А скульптура не выключите. Я устал ездить по Москве, потому что все время должны быть обращены. У меня голова уже устала, шея устала. Мне стыдно за зрелище. Если художник не беспринципный, он несет ответственность за свои поступки, но, к сожалению, беспринципные вещи у нас на каждом шагу.

— И почему все сводится к тому, этот псевдореализм? Другой язык, не?

— Это все “псевдо”. Псевдоидеи — псевдореализм. Есть еще язык конвенции. Почему мы его не поддерживаем? Язык конвенция — рэппер, он гораздо сильнее; и, учитывая архитектуре, и в других ситуациях это подходит гораздо больше. И сегодня все возможности потеряны, никто не смотрит на то, как сочетаются размеры памятников с окружающей средой, что ущерб, нанесенный последней… я думаю, что профессиональная составляющая практически ушла из жанра скульптуры. Не в последнюю очередь это произошло из-за смещения в специализированных институтов в сторону станковой скульптуры, небольшие востребованных персонажей. И мы ушли из серьезных задач — задач, когда скульптуры создают пространственную среду, как ее часть. Об этом вообще не думают! Скульптура сегодня — какой-то предмет, так что он буквально соткан, что это не может быть искусством. И это унижает значимость темы. Вот что у нас есть.

— И как пытается с этим бороться?

— Это очень трудно. Потому что создали систему, которая плохо скульптуры еде. Вот эта система должна отключить как-то. Это как шланги для полива деревьев, — резюмировала на дерево, но не до того, на котором мы должны. Бороться очень трудно…

— У нас есть скульпторы, которые только пукнуть известных человеку, и они сразу дают на горе, заранее завершили скульптуру…

— Да, таких сейчас много, которые заранее рассчитаны. Это беспринципная публика. Они продали душу дьяволу, и ничего там уже присутствует. И это большая боль. Я понимаю, что время когда-нибудь чистить, но нам-то приходится жить среди этого и дети растут в такой среде. Раньше была школа. Вон, школы Мотовилова в Строгановке. Высшее школа! Тогда они поняли, что скульптура и архитектура — это одно целое. Что условия в жизни. А теперь мы положили вещи, игрушечки, такие-сякие, кто-то там из люка поднимается… А теперь о среду не думают. У нас есть мегаполис, мы должны некоторые узловые моменты решить грамотно. Однажды я слушал интервью же Саша Рукавишникова, так что 90% памятников, я бы забрал. Он прав, в значительной степени. Потому, что ущерб большой. Кто формирует? Формировать? Как? Кто работает? Плисецкая — не Плисецкая… То, что я вижу сейчас — это не только компромат на тех образах, которые они пытаются выразить, это вовсе не скульптура. И переломить ситуацию может только просветительством… на том же телевидении.

— Но они против линии партии не попрут.

— Это другое дело. А самое печальное, что людей мало осталось, которые действительно понимают смысл профессии. Вот я вижу, что большинство, с которыми я мог поговорить на эту тему — они ушли. Остались два-три человека. Но и они уйдут, как и я уйду. Я не хочу отмечать свою особую роль, но ни один памятник в жизни не сделал, так что вред окружающей среде. И я никогда не повторяюсь, если взять свои вещи. Никогда! Если я вижу, что могу кого-то повторить или даже себе, — я не делаю эту работу. Это мой принцип. Следует говорить новое слово. И вылеплю я 15 штук или 150, — это уже другой вопрос. Можно сделать сто штук, и все они будут ужасные. Паша Лунгин прав, он понимает, что в каждой профессии есть свои высоты, которые не должны исчезать. Другие будут тянуть на эту высоту. А у нас не те высоты и не те ориентиры. В течение пяти дней, и теперь лепится скульптура, о каком качестве вообще говорить?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.