Доллар против юаня: что это за конфликт между Америкой и Китаем

фoтo: pixabay.com

Сшa-китaйский мaятник

Экoнoмичeскaя экспaнсия Китaя, пoжaлуй, oдин из сaмыx бoлeзнeнныx вoпрoсoв для нoвoй aмeрикaнскoй aдминистрaции. Eщe в свoeй прeдвыбoрнoй прoгрaммe Дoнaльд Трaмп oсoбoe внимaниe удeляeтся тoргoвым oтнoшeниям с Китаем. Он, в частности, весьма эмоционально напомнил избирателям, что привело США вступление КИТАЯ во Всемирную торговую организацию (ВТО). «Американцы стали свидетелями закрытия свыше 50 тыс. фабрик и потери десятков миллионов рабочих мест. Не, это была хорошая сделка для Америки, чем тогда, и это не возможно сейчас. Это типичный пример того, как политики в Вашингтоне разрушают нашу страну», – написал он в 2016 году, Трамп, по пути, конечно, бросать камни в саду, теперь передается в администрации Обамы.

Для того, чтобы исправить ситуацию, нынешний хозяин Белого дома пообещал не только объявить Китай манипулятором валюты, но лишить Пекин экспортные субсидии и другие преимущества в торговле, миграции из Китая в США американские производства, а также положить конец нарушениям прав интеллектуальной собственности со стороны КИТАЙСКОЙ народной республики. Последний пункт, кстати, и стало поводом для заявления о начале экономической войны с Китаем.

Стоит отметить, что в Пекине, с его обычной регионе спокойствием отреагировал на избрание Трампа. Даже если его заявления о намерениях «затормозить» Китай стал не позвонил нам. Как, впрочем, и для китайцев американского присутствия в экономике является важным фактором – не только в плане прибыли, но также и в отношении заимствований США передовых технологий.

Вспыльчивый Трамп, известный своими резкими, часто противоречат друг другу заявления, и как личность, не нашел аудиторию в поднебесной. Особенно в контексте трезвый, аккуратность в заявлениях китайского лидера Си Цзиньпина.

Ситуация достигла апогея, когда экономической войны с Китаем, – сказал Стивен Бэннон, один из ближайших помощников Трампа и «архитекторами» своей избирательной кампании.

Тем не менее, считает руководитель Школы востоковедения ниу ВШЭ, специалист по изучению Китая Алексей МАСЛОВ, последние заявления Вашингтона переоценивать не стоит.

– Во-первых, вы должны обратить внимание на то, что противостояние между США и КИТАЕМ, подобный тому, о котором сейчас говорят в Вашингтоне, находится в вегетативном состоянии участка уже в течение почти десяти лет, сказал эксперт в беседе с «МК». – И Стивен Бэннон, говоря об «экономической войны» с Китаем, на самом деле он только что объявил давно известные вещи. Только тот факт, что в последние несколько месяцев – после победы Трампа на президентских выборах – политики сша на китайском направлении изменилась, качнулась, как маятник, по крайней мере, в два раза.

Прежде, чем мы видели желание максимально усилить меры по отношению к торговле с КИТАЕМ – такие заявления звучали непосредственно перед входом нового лидера США в должность. Трамп в своей риторике на основе людей из его окружения, абсолютно советников в радикальных правых, среди которых, помимо Бэннон, вы можете заметить, например, Питер Наварро (консультант в области торговли и глава недавно созданного Национального торгового совета; активно критиковал экономическую политику не только Китая, но и других американских партнеров, в частности, в Германии. – «МК»). Они, в частности, предложено принять в качестве более жестких мер в отношении Китая, считая, что именно это правительство, а не Россия, является реальной проблемой для Вашингтона.

– Потом, однако, маятник качнулся в другую сторону, потому что верх в США, они взяли исключительно коммерческие интересы, – продолжает Алексей Маслов. – Большую роль в этом процессе сыграл зять Дональд Трамп Джаред Кушнер, который имеет значительный финансовый интерес в сотрудничестве с Китаем. Кроме того, он, безусловно, представлена и целая группа людей, которые получают от китайской стороны кредиты и, соответственно, выступают за налаживание отношений с Пекином. Все это, на самом деле, размывало понятие крайне правых советников Трамп, который не так давно объявил о Бэннон. Так что сейчас мы не говорим о каких-либо новых шагов США, и на заявления, которые постоянно появляются…

«В политике холодной горячая экономика»

Даже если ставка для сдерживания Китая со стороны США появились не вчера, такие же заявления Трампа и его команды вынуждают Вашингтон принять новые меры. Какие могут быть?

– Что касается конкретных шагов, соединенные ШТАТЫ, вероятно, на мой взгляд, правда, будут предпринимать шаги, чтобы ограничить присутствие китайского капитала на своей территории, – заявил в этой связи Алексей Маслов. – Это, во-первых, сократить все формы слияний и поглощений американских компаний, компаний из КИТАЯ. Под знаком этих процессов уже прошел почти весь 2016 года, когда среди американцев, и китайцев было проведено сделок почти 56 миллиардов долларов – это сопоставимо с российско-китайский товарооборот. Во-вторых, вы, вероятно, будут приняты антидемпинговые меры, касающиеся поставок ряда продуктов из Китая. И, скорее всего, ограничения касаются продукты, что США готовы заменить, например, через поставки аналогов из Мексики, Бразилии, стран Юго-Восточной Азии. В-третьих, стоит ожидать, что американцы завершится до конца передачи самых больших своих производств и компаний на своей территории. Но в этом случае вы должны понять: мы не говорим о том, что некая американская компания только собирается самостоятельно, с нуля построить новый завод в США. Сложилась такая ситуация, что произойдет в этом случае с участием китайских партнеров, с которыми уже налажено сотрудничество. Но, несмотря на это неоднозначно, можно смело сказать, что степень производства, зависимость США от Китая в короткие сроки очень снижена.

– Что, по его мнению, может принять в ответ на эти шаги Пекина?

– КИТАЙ, безусловно, не оставит все возможные действия американцев без внимания. Когда мы говорим об этой проблеме, мы должны понять, что до тех пор, пока Китай был всего лишь страна-производитель, США это волнение не вызвало. Вашингтон обратил внимание на Пекин, когда была объявлена политика «Один пояс – один путь». То есть, когда КИТАЙ стал позиционировать себя в качестве мировой державы, с и реализующая собственные интересы во многих регионах мира. Именно это вызвало жесткую реакцию Бэннон и его менталитет. Соответственно, США будут стараться ограничить влияние Китая в других странах, особенно в Юго-Восточной Азии, в Индии, где и без того мало симпатии, чтобы КИТАЙ, в Латинской Америке. А китайцы, в свою очередь, вероятно, будет. «выдавливания» малого и среднего бизнеса американских бизнесменов с ее территории. Это, во-первых, эти предприниматели, деятельность которых не приносит Китаю большой доход и значительные технологические прорывы. В это, конечно, добавляет и то, что Пекин, как большой каток, теперь будет «накатывать» для интересов США по всему миру, предлагая своим кредитам (кстати, довольно дешево), или купить больше ценных бумаг национальных компаний (что в КИТАЕ уже делают в странах Центральной Азии и Латинской Америки). Т. е. или активен зажимание американцев на всех фронтах. Кроме того, Китай в любом случае будет пытаться выжать доллар из оборота – по крайней мере, двусторонним. Это можно назвать большой торговой войны? Нет, потому что сегодня китайские и американские интересы настолько переплетены и в производстве и в технологии, что одна сторона не заинтересована, так сказать, в активном противостоянии. Так что не ожидайте экономической войны «в полном объеме». Тогда не будет, например, каких-либо санкций политику в отношении Китая, как это было в случае с нашей страной.

– Влияние ухудшения в экономическом докладе о политическом диалоге между двумя странами?

– Мы должны понимать, что даже сегодня китайцы следуют формула, которая звучит как «в политике холодной горячая экономика». Если мы посмотрим на китайскую печать или, например, в блогосфере, мы видим, что американская политика, мы активно критикуют. Это всегда было и продолжается. И США остается негативным элементом для китайской политики. В то время как китайские бизнесмены хотят торговать с американцами, чтобы развивать экономические отношения. Так что Сша еще долго будет оставаться основным торговым партнером для Китая. Сейчас товарооборот между двумя странами составляет около 600 миллиардов долларов. Это сопоставимо с товарооборотом между КИТАЕМ и Европой, и почти в десять раз больше того же показателя в отношениях с Россией. И мы должны понимать, что отношения в политической сфере всегда будут на уровне комплектации и взаимной критики. И в экономике будет только изменить свой характер, но не более того.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.