Директор музея Рублева Михаил Миндлин: “Лифт в жертвеннике, — это дикость”

фoтo: Ксeния Кoрoбeйникoвa

Пoстoяннaя экспoзиция пoслe рeмoнтa.

— Миxaил Бoрисoвич, нaзнaчeниe прoкoммeнтирoвaли, кaк “лису пoстaвили oxрaнять кур” в музee, извeстeн и вaжнoй кoллeкциeй икoн. И чтo у вaс сaмoй бoльшoй иx кoллeкции. Этo тaк?

— Я нe кoллeкциoнeр, a сoбирaтeль — этo рaзныe вeщи. Пoмимo значков у меня есть различные предметы декоративно-прикладного искусства, графики, скульптуры…, Как и у любого человека. В начале 1990-х я был успешным художником, моя работа стоит дорого продал, у меня было много денег. Вместо того, чтобы покупать квартиры и машины, я собирал различные предметы антиквариата, в том числе и иконы.

— Не думаю, что каждый человек в собрании икон музейного уровня, если верить оценкам экспертов.

— Я от этого в иконами, как и на образование, реставратор, специализирующийся на иконах. Не отрицаю его встрече: более 10 лет дает бесплатно свои вещи на выставки ГМИИ им. А. с. пушкина, Русский музей, Музей им. Андрея Рублева… А меня, сравнивая с лисом в курятнике, в отсутствие объявляют вором. Я никогда не давал оснований для таких обвинений. Наоборот, стала директор музея, дал ему из своего собрания несколько вещей. Теперь в коллекции нашего музея.

— Многие возмущались: мол, как они могли бы “задержанного в случае реставраторов” поставить на такой музей? Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию вокруг башни “Кронпринц”.

— Слово “только” неуместно. Я был приглашен в ФСБ свидетеля. Что касается башни “Кронпринц”, передал возглавляемому мной Государственном центре современного искусства (ГЦСИ) для размещения его Балтийский отделение в Калининграде, с полной ответственностью заявляю, что нет, как мне вменяют, ресторанов и гей-клубов в башне не было. Их и сейчас быть не может, так как до сих пор в башне нет света, воды и отопления. Она была предназначена для размещения артиллерийских орудий. Когда мы начали реставрацию, которая тогда велась правильно и своевременно, и далее, насколько мне известно, в настоящее время. Крепость Фридриха Великого, частью которой является “Кронпринц”, — это впечатляющий масштаб архитектурное сооружение. Если в других помещениях, в крепости и там были места, учреждения, ГЦСИ и мне, это не имеет ничего общего.

— Тем не менее, по данным наших источников, вы обречены. Правда ли это?

— Да. Рядом с крепостью находится здание, принадлежит право аренды ГЦСИ. Мы установили в нем новое котельное оборудование для отопления помещений, потому что “Кронпринц” и другие места (мансарда) ГЦСИ в крепости никогда не отапливались, и в них нужно было разместить музейно-выставочный комплекс. Страна между котлом и в других местах не был закреплен на ГЦСИ, и на подушке, теплотрассы и другие необходимые коммуникации, чтобы деньги из бюджета получить невозможно. Выдачу и закрепление земельных участков для ГЦСИ только Росимущество по Калиниграду, но они тогда не было денег. Единственный выход договориться с подрядной организацией, что во время обновления они переложили коммуникации и подвели отопление, водопровод и канализацию на пространствах ГЦСИ. Ремонт в помещении чердака к тому времени закончился, и если отопление не дали, отремонтированы помещения приходили в негодность. В конце концов, я должен был взять на себя ответственность и отдать приказ своим сотрудникам подписать подрядчика для выполнения им скрытых работ, которые в действительности не производились. Подрядчик пообещал, что за деньги, которые выделялись на скрытые работы, осуществляет прокладку и перекладку все необходимые коммуникации. Эти деньги я себе не присваивал, но своими действиями способствовал тот факт, что руководитель подрядной организации и другие лица похитили значительные бюджетные средства. Таким образом, я нарушил закон и был за это осужден.

— Разве вы имеете право, как осужденный, оставаться директором музея?

— В соответствии с постановлением президента 31.12.2005 № 1574 “О реестре должностей Федеральной государственной гражданской службы” должность директора музея не является должностью государственной гражданской службы и я не госслужащим. То на меня не распространяется действие Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ “О государственной гражданской службе Российской Федерации”. А если брать во внимание пункт 4 части первой статьи 83 Трудового кодекса, трудовой договор со мной может остановить, только если меня осудят и довести до наказания, что не позволяет продолжать работу. Мосгорсуд, вынося приговор 19.12.2017, не счел нужным лишить меня положении.

Майкл Миндлин. Из личного архива.

— Почему после проблем с госсредствами и проблемах, связанных с реставрацией вы согласились возглавить музей, который уже давно должен быть обновлен?

— Я специалист в области русского искусства, от которых он пришел в современное искусство, а теперь вернулся в начало. Реставрация и ремонт зданий, меня не пугает. Мы быстро разработали концепцию развития музея, провели общественные слушания, со всеми все согласились и отправились… В недавно отремонтированных помещениях постоянной экспозиции, которая находится в кафедральном соборе Архангела Михаила, появилось современное оборудование для поддержания температуры, влажностного режима, профессиональный ярмарка свет, современные стенды и витрины, цветового решения, для обозначения периода искусства…

— Где сейчас огромные значки, которые встречали зрителей первого этажа?

— Они экспонировались близко друг к другу, что при низких сводах и такой плотности, висит создало ощущение того, что “малометражной советской квартиры”. Все великие вещи были перемещены в верхние залы с высокими сводами, где были сомасштабны места, и где в полной мере могут оценить их достоинства. Меня упрекают в исчезновении иконы постоянной экспозиции. На чем основывается обвинение? Приходите, посмотрите, поговорите с хранителями и экскурсоводами, то увидите, что количество экспонатов после реставрации, наоборот, увеличился. Возьмем, к примеру, иконостас Спасо-Преображенского собора Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале. В старой экспозиции представлено 36 икон из этого иконостаса, и сегодня нам удалось реорганизовать это экспозиционное пространство, представляя в нем 52 иконы. Или уникальный фресковый иконостас Благовещенской церкви Юрьевца-Польского, конструкции, которые находятся в плачевном состоянии, в настоящее время отремонтирован, обновлен, находящимися до этого в запаснике фресками и представлены в полном объеме. Когда говорят, что вылетел все иконостасы — это еще одна ложь.

— Я не видел, паникадил теперь, однако, как и до обновления;; из-за их отсутствия и возбудилась общественность. А они вообще были?

— Для тех, кто возмущается из-за, якобы, не хватает паникадил, скажу: это были не люстры, современный стиль, под конец XIX века, люстры, которые были в этих подлинных исторических интерьеров выглядел, как корове седло. Разве такие вещи можно оставить в архитектуре XVI–XVII века? Большинство относительно нейтральных люстры 1960-х мы сохранили, а “нуворишеской клюкве”, по мнению научной группы музея, извините, здесь не место. Все достоверно, вплоть до каждого кирпича, мы сберегаем.

фото: Ксения Коробейникова
Постоянная экспозиция после ремонта.

— Некоторые прихожане обеспокоены тем, что якобы о “сделать в кафедральном соборе в туалет, камера хранения, кафе, а в алтарной части поставить лифт”.

Постоянным посетителям известно, что туалет и шкаф в соборе есть не один десяток лет. Я добиваюсь при проведении предстоящей реконструкции кафедрального собора варианты трансляции туалет и шкаф с основными полов в подвалах. А лифт в жертвеннике, — это уже совсем дикость. Установка лифтов в помещениях музея — постановление правительства, предписывающее обеспечить наличие актов маломобильным группам населения. Но при этом монтаж или демонтаж лифтов входит в компетенцию исключительно специализированные проектные организации, в разработке проектов реставрации, реконструкции и приспособления памятников истории, культуры и архитектуры. Директор музея, который не является специализированной проектной организации, не может принимать такие решения. К юбилею музея была завершена реставрация здания бывшего духовного училища монастыря и здание бывшей трапезной, которая возвращает исходную функцию — там будет музейное кафе. Пожалуйста, приходите в наш музей, где можно увидеть один из лучших в России и в мире коллекции русского религиозного искусства, и, поверьте своим глазам.

Читайте материал: в Качестве “делу реставраторов” аукнулось Музее имени Андрея Рублева

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.