Борису Ноткину – 75: “Президенту Рейгану я пересек на губах”

фoтo: Гeннaдий Чeркaсoв

— Вы знaeтe кoгo-тo, ктo рoдился с вaми в oдин дeнь? Чтo вaжнo знaть в лицo свoeгo пoкoлeния?

— Кoгдa гaзeты сooбщaли, ктo и кoгдa рoдился, Б. Нoткин шeл рядoм с Фидeлeм Кaстрo, тoжe пoявившимся нa свeт 13. aвгустa. Вeрoятнo, нe xoрoшo гoвoрить, нo я сeбe интeрeснo. У интрoвeртoв — вeсь мир в сeбe. A я двуxсoтпрoцeнтный экстрaвeрт. Меня больше интересует мир вокруг себя. Никогда не сравниваю себя с другими. Зачем копаться в том, что у меня в душе, когда рядом ходят красивые женщины. Я лучше их, полюбуюсь. В 30-е годы, пытаясь добиться расположения девушки, которую вы хотите. А когда у тебя гораздо больше, ты просто любуешься, и это приносит наибольшее удовлетворение.

— Это в прошлом, не стоит смотреть?

— Я помню всех, с кем меня сводила судьба. В моей жизни большую роль сыграли советы. 1990. года я купил машину, пошел на курсы вождения. Нас учили видеть все, что происходит сзади, слева и справа. Это был тяжелый. Я как-то подвозил президент спортивного фонда Бориса Федорова (позже его убили). Он был мастер спорта по автогонкам, и, когда увидел, как я езжу, сказал: “почему ты все время озираешься? Нужно смотреть только вперед. Вы хотите, чтобы двигаться налево — посмотрите налево зеркало”. Теперь я получаю удовольствие от вождения! В машине у меня падает давление. Я расслабляюсь. Только помните одно правило: всегда ехать с запасом, чтобы не опоздать.

В 18 лет, когда я начал ухаживать за девушками, как-то у меня происходит с ними полная беда. Один мудрый человек посоветовал: “Когда право на девушку, видно, что умный, эмоциональный, благодарный, аристократичной. Тогда будет много радости”. Есть женщины, абсолютно не эмоциональный. Ты из кожи вон лезешь, а имеет ноль эмоций. А второй подаришь зимой фиалочку — у нее в глазах духовой оркестр! Нужно с этим справиться. Если у женщины первый муж был алкоголиком, и другие тоже, значит, любит тех, кто в этом нуждается. Но я любил других женщин, которые любят победителей, чемпионов. Но жениться на них не мог. Он знал, что если моя карьера вдруг закончится (а это может случиться в любой момент), то такая избранница не любить, неудачник. Первая женщина, которой все это не было важно, это то, что моя жена Ирина Ивановна.

Я был оголтелым демократом. Когда он понял, где все пришло, и что демократические лозунги были прикрытием для приватизации, для меня это был тяжелый удар. Но умные люди все объяснили.

— Вредные советы получают?

— Худший совет, телеведущему: “будь самим собой”. Таким образом, мы неправильно себе представляем! Как я уже сказал Олегу Меньшикову: “Я, конечно, не похож на вашего Костика из “Покровских ворот”, но я бы хотел думать, что я такой”. Вы начинаете вести себя перед телекамерой соответствии тому, как идеи, а это совершенно не соответствует действительности. Все нахалы, которых я встречал, считали, что их основная проблема — скромность. Женщины без предрассудков уверены, что достигли бы больше, если бы не их представления о порядочном поведении. Многие из вас недооценивают. Моя жена часто спрашивает: “Я старше выгляжу, чем эта женщина?” Я говорю: “Какая разница? На тебя приятно смотреть”. Ни один мужчина, глядя на женщину, не думает: “Интересно, сколько ей лет?” А вы все на этом зациклены. Раньше мужчины искали познакомиться с женщиной, затянуть ее в постель, а дамы не всегда были готовы к такому сотрудничеству. Хотели вместе встретить рассвет. Сейчас гораздо больше женщин в готовности номер один. А люди, которые на это хотят, в силу различных причин становятся все меньше. У них появилось очень много интересных мероприятий — компьютер, зарабатывать деньги, что в советское время не было. Женщины осталась тогда одна из немногих возможностей интересно провести время. Самое эротичное для дам мужское свойство — талант. Как сказал композитор Покрасс, главное — дотащить до фортепиано. Но талантливых мало. Женщинам следует быть там, где находятся те, кто им нравится, и привести себя в состояние, когда вы хотите, чтобы улыбаться.

фото: Из личного архива
Рональда Рейгана.

“Менять стиль не хочу, и я надеюсь, что снова будут востребованы интонации академика Лихачева и Эльдара Рязанова”

— Вопрос из зала: “Куда подевался Борис Ноткин?”

— Полтора года назад руководство ТВЦ решило прекратить выпуск моей программы “Приглашает Борис Ноткин”. Старые передачи и далее каждую неделю на ЦТВ. Меня оставили в штате и сказал, что если я придумаю новую программу, а затем запустить его. Но пока я это не могу, потому что не знаю, что сегодня интересно зрителю. В горбачевскую перестройку, я не вылезал из Америки, способствовало гласности и ускорения. Быть пропагандистом сегодня не хочу. Как развлекателю мне далеко до Урганта, Малахова и Цекало. Самое большое удовольствие в последнее время я получил из своих передач включает в себя Инны Чуриковой, Светланы Крючковой, Олега Меньшикова и министра здравоохранения Вероники Скворцовой, что не могу сказать о программах, только дававших рейтинг. Но должны оставаться на борту. Мои любимые контингент, предпочитающий канал “Культура”. Но сегодня зрителю нравится другое. Если будет во мне необходимость — сразу же вернусь. Я держу себя в форме, в курсе всего, что происходит.

— Насколько важно, что в какой-то момент все изменить?

— У меня есть друг, который никогда не выходит отдыхать в одно и то же место. Он говорит так: на земле столько разных мест, идут в новый. У меня другие предпочтения. Если он пришел туда, где хорошо, то я не буду искать другого. От добра добра не ищу. Я консерватор, всегда стремится к максимальной постоянству. В жизни все так быстро меняется, что я не имел времени, чтобы приспособиться к изменениям. Моя работа всегда была продолжением предыдущей. Вот я переводчик, перевожу Рейгана и не могу вспомнить, что в этот момент на меня смотрит весь мир. В противном случае бросить хорошо перевести. Так и на телевидении. Если, сидя перед телекамерой и позволяешь себе думать, как ты в данный момент выглядишь, ничего не происходит. Ты должен думать только о том, что ты должен сказать. Мой опыт ухаживания женщины очень пригодился на телевидении. Ты должен говорить о том, что им интересно. То же и на экране. Только там, ты говоришь не с женщиной, а с миллионами, и им должно быть интересно.

Я как-то был на самом крутом корабле в мире “Кристалл Сиренити” с миллиардером на борту. Он шел из Сан-Франциско прошлом Японии, Петропавловска-Камчатского, льда Канады. Там давали уроки танцев, испанского языка, говорили преподаватели высшего класса. Например, генерал Зини, ранее начальник Главного американского командования. Он прекрасно знал на эту тему. Лекции он читал и бывший британский посол в Сирии. Мне пришлось максимально мобилизоваться, чтобы быть на уровне. Во время путешествия на корабле они говорили, они на первое место поставили меня, как лучший преподаватель. Это не значит, что я лучше, чем другие. Только то, о чем говорил генерал Зини, американцы хорошо себе представляете. А у меня москва взгляд на события. Американцам приятно мой русский акцент на английском языке. Это, я ситуационно оказался лучшим. Я была безумно трудно слушать лекции. Они для меня пытка. Проще прочитать учебник. Когда я поступил на первый курс переводческого факультета и узнал, что выбрано дополнительные специальности, то не может ходить на лекции, я подписался на психологии и на лекции не ходил. Чтобы не поставить под угрозу других людей пытке, всегда стремился сделать свои выступления богатым и интересным. Вот вам и телевизор.

— В корне перевернувшее вашу жизнь.

— Не могу сказать, что с приходом на тв-моя жизнь сильно изменилась. Раньше я читал лекции студентам в МГУ, а теперь те же принципы, передал на экран. Но, время меняется очень быстро. Когда я пришел на тв — попали прямо в цвет. С одной стороны, беречь все то, что преподавателей, что у меня было. Это считалось высшим классом. А теперь наоборот. Помните, как наш представитель в ООН, заявил британскому посланнику: “Не отводи глаза!”. Вот что сейчас ценится. Это не случайно это сделал. Сегодня это востребованная интонация у Ольги Скабеевой. Очень сложно адаптироваться к изменяющимся требованиям. Представьте себе, сегодня ритм этого интеллигента Кирилла Молчанова. Как найти общий язык с Марией Ивановной, которой не нравится твой университетский стиль? А телевизионщики ставят на тех, кто любит и сегодня. Я менять стиль не хочу, и я надеюсь, что через какое-то время снова будет востребована интонации академика Лихачева и Эльдара Рязанова. Гениально сказал Феллини: “Мой зритель умер”. Должны быть готовы на условия жизни, а не ругать начальство за то, что она со мной так поступили. Мой друг Давид Якобашвили никогда никого не обвиняет. Он говорит: “Я виноват, не с тем человеком связался”. “Он плохой”, а “я сделал глупость, доверие”. И это правильный подход. Не нужно винить других. Все претензии только к себе.

“Нас приглашал к себе на обед Федерико Феллини”

— Жизнь вас сводила с выдающимися людьми. А как вы познакомились с Сергеем Бондарчуком?

— Я пришел на “Мосфильм” с Кингом Видором — автор американской экранизации “Войны и мира” 1956 года. Тогда наша кинематографическая элита от Пырьева до Ромма думала, что Бондарчук делает типичное “не то” — переводные картинки. Фильм был одобрен худсоветом “Мосфильма”, и тогда уже в Госкино. Но никто не хотел общаться с Бондарчуком и проголосовать против. Так, худсовет не идет, и это был единственный случай, когда фильм “Война и мир” сразу же утверждало Госкино. Я перевел Кингу Видору четвертой серии “Война и мир”. Он был в полном восторге, сказал Бондарчуку, что он ревнует к нему. В конце концов, он добился актеры первоклассные, даже в очень небольшой роли. Не говоря уже о 40-тысячной армии, задействованной в фильме. Вот тут-то и проявляется мое пиаровские способности. Я сказал Сергею Федоровичу: “Вечером — пресс-конференция Кинга Видора. Попросите его повторить то, что сказал”. Перед пресс-конференцией я пришел к трех самых красивых девушек, после чего они каждая по-своему задал вопрос: “Вы сегодня видели фильм Сергея Бондарчука. Как ваше впечатление?” И президент гильдии режиссеров США, автор прославленной американской картины “Война и мир”, заявил журналистам, что ему понравился фильм Бондарчука.

— После этого вы начали работать вместе?

— 1969. года, Сергей Федорович извлечены меня на три месяца в Италии. Затем он снял фильм “Ватерлоо” на английском языке. Необходимо адаптировать сценарий, и я ему помог с переводом. Он был большой актер: Род Стайгер в роли Наполеона, Кристофер Пламмер, сыгравший Артура Веллингтона. А то мы с Бондарчуком ездили в Лондон на озвучание. Представьте себе, я оказался там, ВВС — это что-то невероятное. Входишь в отель и чувствуешь запах потрясающий сигары и совсем другой жизни. Тогда русский за границей было мало. Нас приглашал к себе на обед Федерико Феллини. Мы были в гостях у композитора Нино Роты, дом, которые хорошие книги. Если это для наших категориях, то он стопроцентный русский интеллигент.

В моем окружении тогда не было возможности хорошо одеваться. В университете, где я работал, это считалось плохим тоном. Значит, ты чувак. А Бондарчук хотел, чтобы все, кто были с ним, он выглядел лучше, чем итальянцев. Я-тот парень, его фотографию. Он мне пять раз о том, мягко сказал: “Борис, приходите, я помогу вам выбрать костюм”.

— И как вы должны были выглядеть?

— Так, для того, итальянцы сказали: “Какой стильный у Бондарчука-помощник”. Я должен быть одет в стиле. Все заметили, что в “Бриони” человек сразу выглядит по-другому. И я пришел в польском костюме.

— Ну, это же шикарные для советского человека.

— А в Италии это выглядело ужасно, но я считаю, что мне и не нужно производить впечатление. Директор образы в “Войне и мире” работал Николай Иванов. Как-то он попросил меня зайти и посмотреть книгу, которую он написал. Она называлась “Добрые дела Бондарчука”. Насколько хорошо он это сделал! У Бондарчука была заместителем директора картины. За предыдущую ленту, снятую в Кыргызстан, его собираются посадить на восемь лет. Он заплатил табунщикам, перегонявшим лошадей, в два раза больше — только то, что не отказывались от работы. А продуманные расходы, а что-то другое. Бондарчук поехал к зам. министра внутренних дел, объяснил ситуацию, и претензии снимаются. Кто-то это квартира, страдает, кому-то авто. Если вы Бондарчуку сделал что-то хорошее, то, безусловно, вернуться тебе в три раза больше. Это все знают.

С итальянской стороны партнером является известный продюсер Дино Де Лаурентис. В один прекрасный день он решил отправить всю нашу группу домой на время, три недели перерыв, чтобы не платить суточные и за отелем. А Бондарчук хотел дать народным артистам возможность жизни в Италии и на глазах начал свирепеть. Ну, я думаю, что начать Де Лаурентиса выиграть. Что делать? Мы его не держат. Дино Де Лаурентис испытал жуткий страх и сказал: “Пусть они остаются”. Бондарчук мог достоверно играть в ярость, и, если это необходимо.

— Однажды на Московском кинофестивале польский переводчик, которому не было стулья, радио, на пресс-конференции, стоя на коленях. Происходит ли у вас экстремальные ситуации?

— Когда в МГУ приехал Рейган, на русский язык его переводить американский переводчик, а ректор МГУ — я. Секретная служба США соответствовала сцене, и КГБ — для номера и все остальное. Динамики поставили так, чтобы звук шел только на номера. Какой-то профессор задает первый вопрос, и мы его не слышим. Американский переводчик, безусловно, складывает руки. Наш инженер работает на сцене, но секретная служба США, чтобы его не пропускает. Когда я с Рейганом шел университета, к нему подошел за автографом. А ручки не было. Я достал свой. Но мои руки мгновенно перехватили американский офицер, что Рейган ничего не взял — вдруг отравленное. В общем, инженер не пропустил. Ректор сидит бледный. И я на губах начал переводить профессоров и студентов. Тяжелая ситуация.

— В советские годы, когда почти никто не ездил за границу, у них колоссальные возможности.

— Да, все эти поездки были очень благоприятными. Вы приехали в Америку на неделю, сразу идешь к Тимуру и купить видак. Был такой грузин, у них магазин техники в Нью-Йорке. То он богатый, за счет продажи нефти Татарстана. Не распечатывая, ты принес видак в Москву, взял его в комиссионку рядом с площадью Восстания и получил через день столько денег, сколько получил за год в качестве адъюнкт-профессор МГУ.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.